Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Карагандинская область – рассадник проблем, в котором аппарат акиму не подмога
Александра Алехова, 365info.kz, 25 июля

Область шахтеров и забастовок, центр металлургической промышленности и непрекращающегося передела сфер влияния. Караганда богата всем – и деньгами, и проблемами. Новые вызовы руководству региона брошены радикальными экстремистами, обосновавшимися в небольших городах с парой-тройкой градообразующих предприятий. И вдруг руководить им приходит человек практически без опыта региональной работы. Зачем и что из этого выйдет? Об этом и многом другом в третьем цикле статей об акимах Казахстана рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Карагандинцы во власти
– Карагандинская область – одна из самых значимых в истории Казахстана как в политике, так и в экономике. Область укрупненная, в 1997 году в ее состав вошла Жезказганская, которая когда-то из нее же была выделена. Регион – один из мощнейших по промышленному потенциалу. В свое время такие предприятия, как "Кармет", "Джезказганцветмет", "Балхашмедь" и "Карагандауголь" гремели на весь Союз. Теперь "Кармет" и "Карагандауголь" находятся в собственности индийского миллиардера Лакшми Миттала. Чему предшествовала долгая, хорошо всем известная история.
– Так до сих пор скандалы вокруг этого имени продолжаются.
– Да, на "Жезказганцветмете" обосновался Владимир Сергеевич Ким и корпорация "Казахмыс". Также в его состав вошел другой гигант – "Балхашмедь", то есть некогда звезды советской металлургии и угольной промышленности являются теперь "звездами" в коллекции крупного казахстанского частного сектора.
Область для новейшей истории Казахстана значима еще и тем, что долгое время в Темиртау и Караганде работал будущий президент Нурсултан Назарбаев. И в свое время немалая часть его первоначальной команды, так называемой старой гвардии, пришла с ним из Караганды. Это и Оралбай Абдыкаримов, и Сыздык Абишев, и Булат Баекенов, и Сагиндык Турсунов. Кроме того, уроженцы тех мест до сих пор идут вместе с супругой президента. Вследствие чего многие карагандинцы в окружении президента считаются родственниками Сары Алпысовны, хотя далеко не ко всем это относится.
– Много карагандинцев и в числе молодых казахстанских политиков.
– Да, безусловно, карагандинцев много. Но как показали последние события, "карагандинская группа" не является одним целым. Особенно ярко это продемонстрировало дело Серика Ахметова…
Область долгое время была в двойном подчинении – руководителей Карагандинского обкома присылали как правило из Москвы. Так было до 1989 года, когда на область был отправлен первый вице-премьер Евгений Башмаков – один из опытных руководителей и сильных строителей. Но однако волна митинговщины и разгула демократии, которая захлестнула всю страну в конце 80-х и начале 90-х годов, подвела черту под его карьерой. Он проиграл выборы, после чего вертикаль расслоилась. Началась долгая борьба за власть между местными элитами, причем настолько, что партийные и советские власти оказались отделены друг от друга. Все это сильно нервировало Алма-Ату, которой приходилось выстраивать вертикаль правления в условиях постперестроечного развала на фоне забастовок шахтеров, социальных проблем, национальных и политических бурлений, а ситуация все ухудшалась.

"Антирекорд" Камалтина Мухамеджанова
– В итоге, в начале 1992 года был введен институт глав администраций, президент неожиданно для всех выбрал главой региона не одного из тогдашних руководителей области, а директора шахты Петра Нефедова.
Нефедов показал себя как жесткий руководитель и возглавлял область более 5 лет. За это время было немало скандалов и с приватизацией, и вокруг медной и угольной промышленности, и черной металлургии. Практически ни одно предприятие области не переходило из рук в руки без скандала.
В 1995–1996 годах ситуация стабилизировалась, медные предприятия ушли в ведение, как тогда считали, "Самсунга", а фактически – Владимира Кима. "Кармет" и большая часть "Карагандаугля" ушли к Митталу
По остальным предприятиям ситуация более-менее устаканилась, хотя скандалы гремят в принципе и по сей день. Но уже в меньших масштабах. Летом 1997 года президент перевел Нефедова в Астану, где он стал советником премьера, затем побывал вице-министром индустрии, после чего ушел в бизнес.
А область возглавил тоже выходец из Караганды Мажит Есенбаев, который успел поработать и заместителем Нефедова, и председателем налогового комитета республики в правительстве Акежана Кажегельдина, показал себя грамотным управленцем и был переброшен на область. Там он проработал два года, во многом продолжая линию Нефедова – грамотное отношение с инвесторами и обеспечение политического спокойствия. После ухода Есенбаев работал министром финансов, министром экономики и торговли, министром индустрии и торговли, помощником президента, акимом Акмолинской области, председателем Агентства по защите конкуренции, председателем Комитета таможенного контроля. Ныне работает в структурах Кулибаева. Ему прочили более высокие посты – в частности, премьера. Но "выше Караганды" он так и не прыгнул.
После Есенбаева область возглавил Камалтин Мухамеджанов, также местный выходец, долго проработавший в Темиртау, затем какое-то время в Кокшетау, а вскоре снова вернулся в Караганду замом, первым замом, а потом и акимом региона. Мухамеджанов проработал акимом достаточно долго, почти пять лет, но как политик особо ничем не запомнился. В драки не лез, как акима его уважали, но политической фигурой, которая бы имела влияние в центре, он не являлся.
– Получается, у него пост акима оказался в карьере самой значимой должностью?
– В начале 2006 года он был переброшен министром экологии, но не удержался на посту, проработав в этой должности всего два месяца из-за того, что ему припомнили старые скандальчики. С поста министра он подался в структуры "Казахмыса", поставив антирекорд пребывания в правительстве.

Серик Ахметов и его падение
– В январе 2006 года область получил Нурлан Нигматулин, один из сильнейших руководителей в стране. В свое время он работал в Карагандинском обкоме комсомола. Именно эта структура дала в последний период существования СССР несколько знаковых фигур для истории Казахстана. Кроме Нигматулина можно назвать первого секретаря обкома комсомола, а затем акима и премьер-министра Серика Ахметова. Также нужно упомянуть и его тезку – другого Серика Ахметова, работающего ныне заведующим секретариатом госсекретаря. Последнего как-то прочили на пост министра труда, но премьером стал другой Серик Ахметов, и путаницы решили избежать.
Нурлан Нигматулин был одним из активистов большинства пропрезидентских партий, в свое время пришел в администрацию президента госинспектором, затем стал замзавотделом и вырос до замруководителя администрации. В промежутках между работой в АП он побывал вице-мэром Астаны, вице-министром транспорта и коммуникаций, руководителем центрального аппарата партии "Отан". А после президентских выборов 2005 года возглавил Карагандинский областной акимат.
Правил он жесткой рукой, много по стабилизации ситуации и наведению порядка было сделано. После этого Нигматулин продолжил успешное восхождение на властный олимп. Стал сначала первым зампредом "Нур Отана", затем спикером мажилиса, главой администрации и снова спикером мажилиса. Именно благодаря ему была разрушена плохая карма, которую ранее имели руководители региона.
Как мы уже видели, практически ни один из предшествующих руководителей высоких карьерных постов не занял. Хотя в свое время один из руководителей обкома Байкен Ашимов все же стал председателем Совета министров КазССР
Эта должность сейчас приравнивается к посту премьер-министра. Другой бывший обкомовец из Караганды – Михаил Соломенцев – занимал аналогичную должность в России. После них долгое время карагандинские руководители не делали удачной карьеры.
После Нурлана Нигматулина область получил Серик Ахметов. Он просидел в регионе больше двух лет, после чего снова ушел в столичную власть, дошел до премьер-министра. А потом случилось его падение. Карагандинцы с сарказмом говорили, что в Астане его настигло "шахтерское проклятье", которое плохо влияет на карьеру.
Об Ахметове можно много чего говорить, но в момент назначения его премьером он был одним из немногих, в отношении которых никогда не было скандалов ни политических, ни коррупционных, ни бытовых. А из-за сходства его биографии и биографии президента многие считали, что он был возможным претендентом на роль преемника. Но как показала история, скандалы в его биографии все же обнаружились, и он вместе со своим окружением был отправлен в места не столь отдаленные. Кто-то считает это следствием борьбы карагандинских кланов. Но по сути Серик Ныгметович просто не показал на тот момент бойцовских качеств.
На посту премьера он, к сожалению, мало чем запомнился, хотя о его потенциале говорили многие и некоторые здравые подходы в региональной политике он озвучил. В кадровой политике особой решимости не проявлял, многие решения, которые ожидали от Ахметова, так и не случились.

"Тихие" предшественники Кошанова
– Поговаривают, что его "слили" специально, так как он метил на какой-то высокий пост.
– Ну, выше поста премьера в существующей вертикали есть только пост президента. Сомневаюсь, что Серик Ахметов на него метил. Но не исключено, что определенное усердие в расследовании его дела было связано и с тем, чтобы его фигуру на всякий случай исключить из списка престолонаследников.
После Ахметова область возглавил Абельгази Кусаинов. Старый партийный работник, который и является тем самым близким родственником первой леди. Он был вице-спикером сената, занимал посты не первой величины в госуправлении, а потом, незаметно поработав, также незаметно и ушел. После этого оказался во главе Федерации профсоюзов, баллотировался в президенты, но в качестве самостоятельного шага этого никто не воспринимал. После выборов он и практически все работники его штаба постарались об этом эпизоде его политической биографии забыть.
Потом акимом стал Бауржан Абдишев, выдвиженец Серика Ахметова. Он долго работал в таможне, был вице-министром экологии, а потом неожиданно стал акимом Карагандинской области. Проработав там чуть менее полутора лет, он попал под тот же каток, который снес и его патрона.
После него область возглавил Нурмухамбет Абдибеков. О нем мы говорили уже как о председателе Счетного комитета. Он выдвиженец Аслана Мусина, с опытом работы в центре, в Актюбинском и Атырауском регионах. Работал в центре, в мининдустрии, был акимом Актобе, первым замакима области. В 2014 году неожиданно получил пост акима Карагандинской области. При этом, имея достаточно большой управленческий стаж, в политику старался не лезть.
К тому же тот факт, что на нем висела репутация "человека" Аслана Мусина, "павшего" в политических баталиях того периода, наложил отпечаток и на авторитет Абдибекова. Многие считали, что аким – фигура подставная, а регионом рулят его заместители, присланные из Астаны
Тем не менее, определенную работу он сделал, после чего в 2017 году перешел на пост председателя Счетного комитета, где быстро развернулся.
Мы видели, что Счетный комитет стал выдавать настолько резкие и крупные аналитические исследования о финансовой и бюджетной дисциплине, что даже многие негосударственные СМИ не рискнули их перепечатать
Карьера Абдибекова продолжается в другой ипостаси, и видно, что этот пост его политический вес совершенно не умалил.

Кошанов и конфликт Туякбая с Тасмагамбетовым
– Нынешний аким Ерлан Кошанов…
– Не имеет никакого опыта руководства регионами, за исключением периода начала 90-х в Жезказгане.
– Ерлану Кошанову несколько не повезло. Он в свое время работал в Жезказганской области, дошел до поста председателя комитета по внешнеэкономическим связям, то есть структуры для начала 90-х очень важной и знаковой. Мы помним, как у нас в Казахстане шло первоначальное накопление капитала – как раз за счет внешней торговли.
Затем в 1995 году он был избран в первый состав сената. Но через два года область была упразднена и сенаторы от пяти упраздненных областей фактически "подвисли". То есть если сенаторы от других областей имели возможность опереться на свой регион, то упраздненным повезло меньше.
Показав себя в сенате, Кошанов был замечен и еще до завершения полномочий был переведен представителем правительства в парламенте. Какое-то время этот пост был совмещенным с постом замруководителя канцелярии премьер-министра. После отставки правительства Имангали Тасмагамбетова Кошанов был переведен в минтранском.
Надо отметить, что смена правительства тогда сопровождалась конфликтом между правительством и парламентом по поводу Земельного кодекса, что затрагивало эффективность работы тогдашних представителей президента и премьера в парламенте.
В минтранскоме Ерлан Жаканович работал несколько лет вице-министром и председателем Комитета гражданской авиации. В политику особо не лез, занимался своей работой, так что кроме узкого числа специалистов о том периоде его работы мало кто может сказать.
В 2007 году, когда кабмин возглавил Карим Масимов, Кошанов вернулся на ту же должность – замрука канцелярии и представителя правительства в парламенте, где проработал следующие 5 лет, показав себя проводником линии Масимова в мажилисе и сенате. В 2012 году после очередных пертурбаций занял пост руководителя канцелярии и просидел там следующие пять лет.

Канцелярия премьер-министра – штаб правительства
– Все почему-то канцелярию премьер-министра воспринимают как некую приемную для писем и жалоб, считая, что этот отдел занимается всего лишь делопроизводством.
– Да, как будто это сборище секретарей, не более.
– Нет, канцелярия премьер-министра – это название правительственного аппарата. Слово "канцелярия" прицепилось к нему после того, как в 1997 году в рамках войны правительства с президентскими структурами правительственный аппарат потерял статус министерства, хотя ее полномочия всегда были намного выше.
На самом же деле именно канцелярия премьера занималась как раз не только хозяйственным и документационным обеспечением деятельности правительства, но аналитической и государственно-правовой работой
В круг полномочий канцелярии входит и координация деятельности министерств по законотворчеству, разработке постановлений правительства, по согласованию разных документов. Не говоря уже о работе по защите госсекретов и контролю за деятельностью правоохранительных органов. И это происходит даже на фоне того, что аппарат канцелярии периодически сокращается. К тому же, поскольку фактически большинство наших вице-премьеров не имеют своего личного аппарата, обеспечением их деятельности занимается канцелярия.
Периодически там возникают определенные конфликты между министрами и канцелярией премьера. Министерства считают, что они имеют "право первой ночи" на разработку отдельных решений, у канцелярии и премьера несколько иное мнение. К тому же, канцелярия – орган, где отдельные сотрудники работают с советских времен по 35 и более лет.
– Почему их не меняют – лучше специалистов пока не найти?
– Да, там и сейчас есть такие, кто работает с советского периода, которые знают ситуацию и понимают, как организовать рабочий процесс.
– А как же дорогу молодым?
– И молодые там тоже появляются. Я как-то спрашивал одну коллегу – почему в правительственном аппарате так долго работают? Она ответила, что их подбирали совсем молодыми и растили именно для этой работы, несмотря на все пертурбации среднего периода.

Кошанова не смогли "уйти" из канцелярии
– А массовая ротация руководства канцелярии прошла только в этом году при Кошанове, когда из "ветеранов" остался замом только Ержан Бабакумаров. Но при этом на уровне заведующих отделов, их замов и нижестоящих должностей многие специалисты остались прежними.
Из знаковых имен, вышедших из канцелярии, можно назвать Даулета Сембаева. Он в правительственном аппарате Совмина работал почти несколько десятилетий, пока не пророс в первые вице-премьеры и председатели Нацбанка.
Есть такое любопытное наблюдение. Несмотря на то что канцелярия является штабом премьера, последние конституционные поправки недавнего времени фактически вывели ее из-под подчинения правительства, замкнув напрямую на премьер-министре. Каждый премьер считает своим долгом поменять начальника канцелярии, но на самом деле этого не случается. Алтай Тлеубердин сидел при нескольких премьерах, а Кошанов, который пришел при Масимове, в этой должности пересидел и премьерство Ахметова, и второе премьерство Масимова, и ушел только при Сагинтаеве. И не просто ушел, а получил другое назначение.
Фактически Кошанов считался человеком Карима Масимова и многое сделал для реализации работы того правительства. А если вспомнить, что оба масимовских правительства понесли немало кадровых потерь и скандалов, то даже при этом оно работало как часы
Ерлан Кошанов показал себя сильным аппаратчиком, человеком, который знает входы и выходы, уже где-то местами проводил свою линию. Но с премьерами никогда не конфликтовал. Это вице-премьеры, как правило, были недовольные. Но он решал многие вопросы.
Об уходе Кошанова из канцелярии вопрос встал еще до прихода на пост премьер-министра Бакытжана Сагинтаева. А потом и вовсе стало ясно, что новый глава кабмина хотел несколько больше автономности в плане руководства правительственным аппаратом. Кто-то говорил, что Кошанову пора уходить в квазигосударственный сектор.
Вопросами дальнейшего трудоустройства руководства канцелярии занялся Масимов перед уходом в КНБ. Допустим, Сайлаухан Раимбеков и Жанна Егимбаева, которые работали в правительственном аппарате со стародавних времен, получили назначения в советы директоров "Казахстан инжиниринга" и "КазАгро". То есть за годы службы получили хорошую возможность не остаться не у дел перед пенсией.

Радикальный экстремизм в моногородах
– Что касается Ерлана Жакановича, то перед назначением на пост акима Карагандинской области ему пророчили разные посты. И в парламенте, и на дипломатической работе. Однако, думаю, что за него замолвил слово Масимов, да и работа канцелярии премьер-министра, незаметная в других регионах, в Астане очень сильно была на виду.
Скорее всего, именно в этих условиях президент принял решение вернуть Кошанова в родной регион, где он потихоньку начинает разворачиваться. Конечно, за последние годы его как публичного политика не было видно, но и пост руководителя канцелярии премьер-министра в принципе не входит в сферу публичной политики.
– Кошанов вообще не замечен ни в каких скандалах. Вы сказали, что он не был публичным политиком. И тут он становится акимом. Как справляется, ведь регион не перестал быть живым и богатым?
– Насколько можно судить из информационных сообщений акимата, глава региона не делает резких шагов. Сейчас его первая задача – разобраться с кадрами и проблемами региона, поскольку стройка, добыча угля и выплавка меди не остановились.
Вопреки отдельным мнениям, у акима небольшой размах для действий. В регионе немало центров и групп, с которыми нужно находить общий язык. А человек, который имеет такой опыт в правительственном аппарате, его легко может найти. Допустим, считается, что многими сферами в области заправляет "Казахмыс". Учитывая центральные "карагандинские диаспоры", в области есть интересы и многих видных политических деятелей. Грамотный учет всех этих ситуаций решает две трети всех проблем.
Регион на самом деле имеет массу рисков. Это и проблемы преступности, и экологии, и техники безопасности. Почти каждую неделю на предприятиях металлургии и углепрома случаются ЧП, зачастую со смертельным исходом
– Да и шахтеры не перестают бастовать.
– Да. Кроме того, на крупных предприятиях области стали появляться группы, причастные к религиозному экстремизму. В Жезказгане эта тема стоит остро, там радикальная деятельность зафиксирована, причем давно. Чаще всего это проблема моногородов, где населенные пункты серьезно зависят от градообразующих предприятий. А поскольку большинство из них сейчас находятся в отрицательной эффективности, то и проблема с обострением радикализма усугубляется.
Практически любая сфера жизни области глубоко проблемная. И для решения проблем требуется огромная масса работы. Не просто лоббистские функции в правительстве, а умение понимать, вовремя пресекать и зачастую идти на крайние меры. К тому же есть факты коррупционности. Недавнее обрушение жилых домов привело к громким отставкам и приговорам. И все это происходит вне контекста дела Серика Ахметова, которое до сих пор аукается региону.

Кто "рулит" Карагандинской областью
– Что примечательно, на фоне имеющихся в области проблем аппарат зачастую не является акиму помощником, а где-то даже наоборот – способствует дальнейшему саботажу в решении тех или иных вопросов.
– Первый заместитель Кошанова относительно молод, ему нет и 40 лет, сидит на посту с 2014 года и среди остальных заместителей акима имеет самый серьезный послужной список.
– Асылбек Дуйсебаев – человек интересный. Он сын бывшего акима района и мажилисмена от Акмолинской области. Долгое время первый заместитель Кошанова работал в аппарате Нурлана Нигматулина и считается его креатурой, а фактически – представителем в Карагандинской области. Когда я говорил, что бытует мнение, будто бы областью фактически правит Нигматулин, то имел в виду как раз Асылбека Дуйсебаева. И так было еще при Абдибекове. Никаких претензий к работе Дуйсебаева лично не слышал. Учитывая, что он имеет опыт работы и в региональных органах власти, и в "Нур Отане", и в правительственных органах, и в министерских структурах, то является хорошим работником. А для заместителя акима возраст 30+ сейчас проблемой не является.
Кстати, есть еще один важный вопрос в регионе – наследственность на госслужбе. Немало постов сейчас занимают руководители во втором и третьем поколениях. Если посмотрите на биографии местных акимов районного масштаба, увидите, что их отцы были первыми секретарями райкомов партии этих районов или же успели поработать в областном акимате. Допустим, арестованный по делу Ахметова бывший первый замакима Габит Мухамбетов – сын Мухамбета Копея, бывшего министра по ЧС. А недавно акимом одного из районов был назначен Алимжан Канаев, сын бывшего заведующего отделом администрации президента и депутата мажилиса.
Нашу практику по взращиванию наследников на свои же посты можно и критиковать, но чаще она себя оправдывает и показывает с хорошей стороны – в зависимости от того, какое воспитание родители вложили в детей. И при их выдвижении обращается внимание не на их наследственность, а на деловые качества.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже