Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Костанай не щадил даже своих, Мухамбетов должен быть начеку
Александра Алехова, 365info.kz, 3 августа

Человек из команды Аслана Мусина, Архимед Мухамбетов, после падения шефа позиций не потерял. В Астане поговаривают, что самых перспективных учеников "мусинской" школы под свое крыло забрал Нурлан Нигматулин. Но даже этот факт не гарантирует Архимеду Бегежановичу дальнейшее восхождение на властный олимп. Почему? Из-за отсутствия харизмы? Из-за отсутствия "свободных" мест? Об этом и многом другом в третьем цикле статей об акимах Казахстана рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Директора хлебокомбината – в акимы
– Как чиновник Архимед Мухамбетов, судя по официальным источникам, имеет скромную биографию – аким Актюбинской и Костанайской областей. Как будто до этого он вообще отсутствовал на политическом поле.
– Не то чтобы отсутствовал, но до прихода в акимы он особых постов не занимал. Более известен его отец, который был председателем райисполкома, первым секретарем райкома партии, ветеран Бегежан Мухамбетов. В начале 90-х он ушел на пенсию.
Для Актюбинской области вообще характерна определенная наследственность. К примеру, Аслан Мусин – сын начальника областного управления профтехобразования, Серик Нокин – сын секретаря обкома партии, ну и далее этот список можно продолжать
Больше Архимеда в чиновничьей среде известен его старший брат Мирлан. Он много лет работал в таможне, начальником Атырауского департамента финансовой полиции, какое-то время был вице-министром охраны окружающей среды. И если в этой семье на кого-то и возлагали определенные надежды в плане карьерного роста, то больше это относилось к Мирлану. В последние годы после отставки с поста вице-министра он работал в системе Агентства по делам госслужбы на небольшой должности замначальника одного из областных департаментов.
Карагандинская область – рассадник проблем, в котором аппарат акиму не подмога – Ашимбаев
Что касается Архимеда, его послужной список особых впечатлений не производит. Самарский технический университет, директор ТОО, директор комбината хлебопродуктов, снова директор ТОО. В 2002 году в возрасте 29 лет он стал начальником управления внешнеэкономических связей и инвестиций Актюбинской области. Назначен он был при акиме Ермеке Имантаеве, о котором мы ранее уже подробно говорили. Проработал в этой должности недолго, снова ушел в частный бизнес, потом возглавлял региональный филиал фонда "Даму". В феврале 2006-го стал заместителем акима Актобе Серика Нокина. Потом сменил Нокина на посту акима областного центра, а с июля 2011 года стал акимом Актюбинской области.
Назначение было неожиданным, за Актюбинскую область в свое время шли ожесточенные баталии. Мухамбетов считался выдвиженцем и членом команды Аслана Мусина. Перед тем как он получил кресло акима Актюбинской области, с этого поста ушел Елеусин Сагиндиков.

Не блистал, но и не провалился
– Говорят, что область должна была достаться одному высокопоставленному работнику администрации президента, местному по происхождению, но не относящемуся к людям Мусина. По одной из аппаратных баек, Мусин, узнав об этом, демонстрировал компромат на первого кандидата. И ему удалось добиться изменения решения, после чего буквально с ходу главным кандидатом стал Мухамбетов. В свое время также был решен вопрос с акимом Павлодарской области, но об этом в другой раз. Выбор пал на Мухамбетова не случайно. Он имел и опыт работы в регионе, и хорошую наследственность.
Сказать о Мухамбетове что-то плохое или хорошее сложно. Он не относится к категории людей, умеющих ярко блистать. К слову, именно такие и громко проваливаться не умеют. Актюбинскую область он держал.
Кульгинов "выжил" на посту акима после земельных митингов не случайно – Ашимбаев
Понятно, что определенные конфликты были, но связаны они были с тем, что пошла очередная война между Асланом Мусиным и другими товарищами в Астане. В какой-то момент в Атырауской области началось известное дело братьев Рыскали. Пошли массовые аресты, слухи поползли об аналогичных событиях и в Актобе.
Какие-то местные газеты даже опубликовали примерные списки тех, кто будет арестован, да еще и с намеками, что дойдет и до акима. Однако на судьбу Мухамбетова это не повлияло
После того как братья Рыскали бежали, Мусин был понижен в должности, а затем вообще снят и отправлен на дипломатическую работу. Архимед Бегежанович остался без поддержки. Не имея чрезмерного политического веса, он тем не менее показал себя хорошим работником. Не выдающимся, но хорошим, при котором в области не было острых политических конфликтов. Он удержал пост даже несмотря на то, что на Актюбинскую область периодически покушались разные известные чиновники из правительства и администрации президента.
Мухамбетов на удивление продержался долго – больше 4 лет. Отзывы о нем были достаточно взвешенные и местами даже комплиментарные.
В сентябре 2015 года он был переброшен в Костанай. Это не было повышением в его биографии, поскольку области в какой-то степени равнозначны. Обе аграрно-индустриальные, с хорошим промышленным весом. Костанайский регион известен как одна из житниц целины по пшенице. Кроме того, область славится и промышленностью. Достаточно вспомнить ССГПО (Соколовско-Сарбайское горно-производственное объединение), входящее в группу Александра Машкевича. Не менее известен Лисаковский ГОК. Область пограничная, а потому один из лакомых кусочков на территории страны.

Новая алюминиевая война и Машкевич
– Смена акима прошла по причине не самой веселой. Прежний руководитель области Нуралы Садуакасов с большой командой покинул свой пост, были скандалы и громкие уголовные дела в отношении высокопоставленных чинов акимата.
Как раз в это время Мухамбетову пророчили смену и его амплуа на занятие поста в правительстве или квазигосударственном секторе, но совместили приятное с полезным. В Актобе пришел Бердибек Сапарбаев, а Мухамбетов переехал в Костанай
– Который много лет почему-то считался царством Сергея Кулагина.
– Кулагин на самом деле был там относительно недолго.
– Да, но ассоциации, что Костанайская область и Сергей Витальевич созданы друг для друга, возникали еще очень долго. Достаточно вспомнить нашумевшую историю с ликом акима на картине.
– Акимы в Костанае почти всегда были тяжеловесные. Первым акимом Костанайской области был Кенжебек Укин, ныне забытый, но когда-то выдвигавшийся президентом на пост председателя Верховного совета. Уход его сопровождался скандалом с несдачей норматива по зерну из-за тяжелой осени 1993-го.
На область был переброшен Балташ Турсумбаев, многолетний вице-премьер, полуоппозиционный политик с репутацией крепкого хозяйственника. Турсумбаев областью руководил два года, прославился не столько достижениями экономики, сколько своей "смелой позицией". Он выступал с критикой проекта Конституции в 1995 году, а после отставки с поста акима области стал секретарем Совета безопасности. Подобные рокировки – политическая позиция в обмен на аппаратную – он практиковал и до, и после, пока совсем не выпал из обоймы.
Область получил Токтарбай Кадамбаев, чиновник менее весомый, до акимства руководивший территориальным комитетом по госимуществу, проводивший приватизацию и вписавшийся в концепцию того периода о необходимости во власти акимов-рыночников. Кадамбаев руководил регионом с 1995 по 1998 год, но запомнился больше участием в скандале вокруг смены власти в ССГПО.
Как известно, тогда после отставки правительства Акежана Кажегельдина по всему бывшему Союзу начался очередной виток алюминиевой войны. Братья Рубены, рулившие мировой корпорацией Trans World Group, были отодвинуты от распределения финансовых потоков в металлургической промышленности. В России одним из бунтарей стал Олег Дерипаска, а в Казахстане – группа Машкевича, до этого представлявшая интересы Trans World Group в Казахстане.

Шукеев, Кулагин и Садуакасов
– Аким области Кадамбаев не совсем сразу понял, чем дело пахнет. Сначала поддержал тогдашнего гендиректора ССГПО Баженова, которого собирались сместить. Но вскоре управление объединением все же перешло под управление группы Машкевича. Республиканские суды охотно поддержали этот достаточно запутанный спор, а Кадамбаева перевели на другую работу.
Область досталась Умирзаку Шукееву, тогда достаточно молодому политику и чиновнику, который за несколько лет до этого стал министром экономики, а затем вице-премьером при Кажегельдине. После падения того правительства
Умирзак Естаевич возглавил БТА, немного отодвинув команду Аблязова-Татишева, но при нем, впрочем, банк был приватизирован, а сам он ушел в администрацию президента, а уже оттуда осенью 1998 года – акимом в Костанайскую область
Как бы ни критиковали Шукеева на этом посту, акимом он оказался сильным. До этого имел опыт региональной работы, был замом акима ЮКО, а до и после работал в правительстве. В область привел большую команду управленцев – алматинских бизнесменов, многие из которых до сих пор остались в истеблишменте, продолжив двигаться вместе с Шукеевым. Местных Шукеев не обижал, кое-кого выдвинул, сделал ставки. Он комплексно и динамично подошел к развитию региона. Была налажена работа с инвесторами, соблюдался баланс между сильными кадрами и варягами. После Костаная его карьера пошла дальше в гору. Послужной список Умирзака Естаевича достаточно известен.
После Шукеева область весной 2004 года, в рамках большой ротации, затронувшей не только акимский корпус, но и администрацию президента, и сенат, и правительство, получил Сергей Кулагин.
О Сергее Витальевиче можно говорить долго и много, с песнями, стихами, картинами. Но как бы то ни было, региональный руководитель он – один из сильнейших, с большим опытом и весом. Кулагину не нужно объяснять природу ни сельского хозяйства, ни промышленности, ни управления, ни решения лоббистских вопросов. В этой связи даже возвращение его с пенсии на пост акима Акмолинской области не стало неожиданностью.
После Кулагина руководить Костанайской областью был назначен местный чиновник Нуралы Садуакасов, который, как я уже говорил, закончил свое правление достаточно печально – был снят с работы со скандалом без дальнейшего трудоустройства.
А область получил ранее упоминавшийся Архимед Мухамбетов. В принципе, дров он не ломал, команду подобрал из числа достаточно сильных местных руководителей. Несколько человек привел с собой из Актобе. И это, как ни странно, не вызвало какого-то сопротивления у местных. Судя по региональной прессе, регион относится к своему акиму достаточно лояльно.

Хороший парень – не профессия
– А если вспомнить знаменитый коррупционный скандал 2015 года с ЦОНом, когда поплатились должностями многие чиновники и сели? Поговаривают, что помпезное открытие этого ЦОНа Мухамбетову биографию не сильно украсило.
– Что касается скандала 2015 года, прежний аким Нуралы Садуакасов был выходцем из местных кадров, без особого опыта работы в центре. И политическим тяжеловесом он не был. У чиновников, не имеющих властных навыков, продвижение своей воли в политике, кадрах и бизнесе проходит очень тяжело.
Тяжеловесу, который имеет входы и выходы в Астане, умеет руководить регионом, такие вопросы намного легче даются. В данном случае мы видим, что прежнего акима многие воспринимали всего лишь как первого среди равных. Он долгое время был в замах, в районных акимах, поэтому его какие-то движения у многих вызывали сопротивление. Противостояние между акимом-середнячком и местными элитами, из которых он сам был выходцем, в какой-то момент приняло неконтролируемую форму. Естественно, многие сразу стали собирать компромат, началось следствие и полетели головы. Это, конечно, само по себе хорошо, что в регионах и общественность, и местные СМИ могут контролировать такие процессы. Но с другой стороны, для обретения управленческих навыков Садуакасову даже шансов не дали.
Кстати, именно по этим причинам, если посмотреть внимательно, достаточно многие акимы и министры летели со своих должностей. У них не хватило веса провести свою линию в качестве безальтернативной
Архимед Мухамбетов как чужак, который в регионе первое время опирался на нескольких своих актюбинских выдвиженцев, в этом плане имел определенную свободу. Ведь у него не было изначально каких-либо деловых интересов в регионе. Но это дело наживное. Аким Костанайской области – хороший руководитель, но фигура не харизматичная, без опыта работы министром или вице-премьером. В этом плане тому же Шукееву или Турсунбаеву было намного проще.
– Я так понимаю, он простой рубаха-парень.
– Но хороший парень – не профессия. Мне в свое время довелось наблюдать его в паре моментов. Он произвел достаточно хорошее впечатление. Но при этом не сразу было понятно, что это аким области. Типаж не барский, скажем так.
Казалось бы, а при чем тут типаж? Но дело и в нем тоже. Архимед Бегежанович производит впечатление регионального чиновника с усредненными параметрами – стандартным образованием и стандартным опытом работы. И на том, что его карьера пошла вверх, в определенной степени сказался фактор Мусина. Аслан Еспулаевич вплоть до падения продвигал свои кадры ожесточенно. И вот теперь, когда Мусин ушел с политического олимпа, перспективы Мухамбетова казались достаточно сомнительными, но он сумел найти новых покровителей в центре.

Местная пресса ошибок не прощает
– Достаточно серьезно оступиться, чтобы повторить судьбу своих предшественников, закончивших карьеру не лучшим образом?
– Костанай – регион тяжелый. Здесь не только нужно уметь работать с инвесторами. Я солидарен с вашими читателями, которые уже высказывали мнение, что акимы не должны во всем обожать инвесторов, а в первую очередь должны заставлять их работать на регион.
Этот подход правильный, но есть инвесторы, которые и в Акорду задней левой заходят, которые имеют свои входы и выходы, которые "съели" не одного акима или министра, а то и премьера. И поэтому взаимодействие быть должно
Можно не любить Машкевича или вспомнить, как прошла приватизация металлургии в Казахстане. Но есть факт, что предприятия работают, и в отличие от нефтяной сферы и Кармета, подконтрольные "тройке Машкевича" производства не были засвечены в социальных конфликтах. Это говорит о многом, организация работы там поставлена
Кроме металлургии, в костанайском регионе действует и другой бизнес, в том числе рынки и сельское хозяйство. И везде бывают скандалы. Задача акима – заблаговременно позаботиться о том, чтобы проблемы не вылились в информационно-компроматную войну.
Сельское хозяйство – отрасль достаточно трудоемкая и бюджетоемкая, местами капризная до скандалов. Учитывая, что регион не мононациональный, нужно поддерживать и в этой сфере определенный баланс. А также контролировать радикалов и не давать им раздуть ситуацию.
В Костанае, как мы знаем, достаточно развита местная пресса. Есть издания, которые акимов сильно не жалеют. А акимы, как мы видим по ситуации с преемником Мухамбетова в Актобе Бердыбеком Сапарбаевым, часто закатывают прессе скандалы: "не так освещают", "плохо воспевают малейший жест великого акима" и т. д.
Не все акимы умеют взаимодействовать с прессой. Многим требуется не просто любовь и уважение, а абсолютная любовь и уважение, причем иногда безвозмездная, просто по факту
Костанай не пощадил местного акима. Так что Архимеду Мухамбетову в случае чего вспомнят все его грехи. Вот сейчас, к примеру, пошла волна злословия по поводу того, что он приехал на машине с частными номерами. Этот факт пресса выставила в заголовки. Так что в таких трудных регионах право на ошибку стоит очень дорого.

Богатый регион – реципиент бюджета
– Мухамбетов лишился покровительства Аслана Мусина. Кто-то связывает его выдвижение в Костанай с именем Нурлана Нигматулина, который взял под крыло многие мусинские кадры и стал продвигать дальше.
Но Костанай – не тот регион, где можно валять дурака. Бывших руководителей, которые даже в центре имеют репутацию сильных управленцев, в регионе обсуждают и осуждают достаточно жестко и с такими подробностями, что им даже лучше лишний раз там не появляться. Так что Архимед Бегежанович, имея неплохой бэкграунд и управленческий опыт в сложном Актобе, в определенной степени всегда находится под ударом.
И ему, как человеку, зачастую не знакомому с местными реалиями, каждый шаг нужно тщательно выверять, за каждым словом следить. Особенно если учесть, что в регионе своя генерация управленцев, которая с удовольствием бы заняла его место
Поэтому шансы Мухамбетова на дальнейшую карьеру сильно зависят от того, как он справится с Костанаем.
– Мы уже говорили, что регион встретил его коррупционным скандалом. Помимо этого, в октябре 2015 года, через месяц после назначения, в области аграрии устроили переполох, повздорив с "Продкорпорацией" по возврату госпомощи. Не думаете, что именно аграрии могут принести акиму больше головной боли, чем коррупция среди подчиненных?
– Одно не исключает другого. Впрочем, и в Петропавловске, и в Кокшетау зерновые бароны многозначимы. С другой стороны, сильных менеджеров в агробизнесе осталось не так много. Сколько бы ни вспоминали конкретные имена, но кроме Ивана Сауэра, покойного Геннадия Зенченко, ветерана Ибрагима Жангуразова никто больше на ум сразу не приходит. В последние годы под удары попали "Иволга" и "Богви", причем с весьма неоднозначным контекстом. Ну и все, пожалуй.
В советские годы, кстати, страна знала героев-передовиков сельского хозяйства. А теперь больше на слуху владельцы земель, чем хлеборобы. И это большая проблема. Патриархи уходят, а замены им в массовом порядке нет
Любой нормальный аким должен поддерживать хозяев-управленцев, а не собственников земли, многие из которых фигурируют в списках миллионеров и миллиардеров.
– Учитывая богатство региона, что мешает ему стать бюджетным донором, а не реципиентом?
– То, что Костанайская область реципиент - это парадокс нашей налоговой системы, которая под соусом централизации бюджета вдруг перевела на бумаге из плюса в минус 8 областей. И это не говорит о том, что только 3 области кормят страну, как многие считают про Атырау, Актау и Алматы. Просто бюджетные отчисления из регионов в центр стали уходить в большом количестве. В то время как они лучше центра знают свои нужды и потребности. Я давно говорю, что когда идет чрезмерная централизация, деньги в центре все равно пропадают и куда в больших количествах. Так и повелось, что миллион тенге, пропавший в местном бюджете, это ЧП, а миллиард долларов, пропавший в республиканском бюджете, обычная практика.

Из региона в центр без команды никак
– Мы с вами даже говорили о том, что если сказать, к примеру, Мухамбетову, что у него для "ЭКСПО" возьмут 10 миллиардов, он застрелится. Не в прямом смысле, конечно.
– Во всяком случае, он будет близок к этому. Главная причина происходящего – сокращение в центральной элите числа выходцев из регионов.
– В основном откуда они?
– Это кадровые чиновники министерств, менеджмент квазигоссектора, переходящий на госслужбу, родня второго-третьего поколения центральных чиновников. Социальные лифты между центром и регионами работают очень плохо. Областной чиновник может попасть в столицу, будучи в команде какого-то акима, переходящего в правительство или администрацию президента.
Так и многие толковые ребята из Актобе и Атырау оказались в центре благодаря тому, что Аслан Мусин возглавил администрацию. Кто-то с Тасмагамбетовым пришел или с Кушербаевым.
То есть продвижение вне команды стало очень затруднительным, несмотря на все проводимые центром конкурсные процедуры. Посмотрите на правительство и замминистров. Сможете сразу сказать, сколько из них имели опыт работы в регионах? Единицы
– Учитывая, что правительство сильно помолодело, мы видим уже крупных чиновников 70-х годов рождения, среди них акимов вообще единицы.
– А ведь именно региональное управление и позволяет нарабатывать опыт работы непосредственно с коммунальным хозяйством, энергетикой, социальными вопросами. Человек, который знает все эти вопросы, умеет их понимать, применять этот опыт в центральной политике, фактически становится незаменим.
Посмотрите на биографию президента. Прежде чем стать секретарем ЦК Компартии по промышленности в 1979 году, он долгое время работал в Темиртау, Караганде. И не будь у него такого опыта, возможно, он и не стал бы президентом.
Из тех чиновников, которые у нас считаются или считались эффективными, - Нигматулин, Тасмагамбетов, Кушербаев, Сагинтаев, – работали акимами. Грубо говоря, не один пуд соли съели на этом деле.
– В Костанайской области стандартный набор заместителей акима – есть местные, есть приезжие. Но неизменно одно – малоизвестные.
– Регион кадрово сбалансирован. Да, известных на всю республику имен в нем нет, но и для должности заместителя акима республиканская известность – не ключевое понятие. Главное, что все люди из нынешнего руководства акимата области на своих местах.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже