Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Аким Павлодарской области – фигура не случайная, но очень к этому близкая
Александра Алехова, 365info.kz, 31 августа

"Павлодарщина" все 25 лет независимости страны славилась грандиозными скандалами, связанными с переделом собственности в промышленности. Богатый на производства регион "съел" многих акимов, которым руководство областью стоило не только карьеры, но и свободы. Казалось бы, все сферы влияния в Павлодаре уже поделены. Но небольшие скандалы так или иначе возникают. Еще бы, ведь область считается родиной талантов как в области науки, так и политики. Что не стало стоп-краном для исчезновения с поля зрения многих влиятельных чиновников региона прошлых лет. Интриги, скандалы и расследования прошлых лет в третьем цикле статей об акимах Казахстана вспоминает политолог Данияр Ашимбаев.

Как делили богатства, пока менялись акимы
– Павлодарская область – явление в исторической географии Казахстана достаточно специфическое. Мы про каждую область говорим так, но в данном случае регион действительно еще более специфичен, чем остальные. Ведь в конце 90-х и начале 2000-х годов события, происходившие в Павлодаре и вокруг него, становились драйверами всей новейшей истории страны.
Страсти республиканского масштаба гремели вокруг приватизации экибастузских угольных разрезов, Павлодарского НПЗ, алюминиевого завода. Потому что за закрома павлодарщины воевали дяди самого серьезного пошиба. Причем на этих дядей работала масса правительственных чиновников, государственные СМИ и даже силовые структуры.
По сути, многие политические кризисы в стране того периода были связаны с ситуацией вокруг Павлодара. Со временем это все забылось
– Потому что все предприятия были действующими и процветающими.
– Конечно, некоторых уже нет. Мало кто помнит судьбу Павлодарского тракторного завода, но все другие уже упомянутые производства до сих пор входят в число наиболее стратегических предприятий страны.
Особенно умиляло, что иностранные консультанты и правительственные чиновники периодически выдавали за шедевры свои мысли о том, как отлично регион подходит для развития цветной металлургии и электроэнергетики. То есть тех отраслей, которые десятилетиями успешно работали в регионе со времен, что называется, царя Гороха. А активы были действительно лакомыми кусочками. Сколько копий и карьер было сломано вокруг них. Однако кроме бывшего главного редактора "Звезды Прииртышья" Юрия Поминова, много раз переиздававшего свои "Записки редактора", никто про эти страсти уже особенно и не вспоминает.
Независимость область встретила во главе с Борисом Васильевичем Исаевым. Он руководил ей в 70–80-х годах, потом неожиданно попал в опалу и уехал в Алма-Ату. В 1991 году Нурсултан Абишевич вернул Исаева на руководство Павлодарской областью, он сменил Юрия Мещерякова, которого задним числом обвинили в причастности к декабрьским событиям, и руководил в Павлодаре года три.
После него область неожиданно возглавил человек, который не занимал постов ни председателя облисполкома, ни первого секретаря обкома, как большинство тогдашних акимов первого призыва. Акимом (точнее, главой областной администрации) стал 43-летний начальник главка Министерства энергетики Асыгат Жабагин.

Приход "евразийцев" в Павлодар
– Производственник, немного побыл на партийной работе, был секретарем обкома партии в Петропавловске, потом неожиданно оказался на посту главы павлодарской области, во главе которой пробыл всего 11 месяцев – его забрали в правительство вице-премьером. Вокруг кипело много страстей.
– Связанных с инвестфондом в том числе.
– Это было уже потом, а вначале
Жабагина обвиняли в разных схемах вокруг внешнеэкономической деятельности павлодарских предприятий и в аферах (или в неаферах, чего не было понятно даже в лучшие годы) с созданием казахстанского торгового флота
В правительстве он проработал с января 1993 по август 1994, ушел в отставку, потом снова всплывал в бизнесе, в правительстве был министром при Балгимбаеве. Сейчас находится где-то на стыке общественно-предпринимательской деятельности. Имя его в годы активной работы не вспоминал только ленивый. И уголовные дела пытались возбуждать.
– Как раз связанные с инвестфондом, о чем писал журналист Геннадий Бендицкий, после чего Жабагин подал на него в суд.
– О нем писали задолго до Бендицкого. С Жабагиным воевал "Караван" и бывший тогда вице-премьером Акежан Кажегельдин. Кредитные линии той поры в приличных компаниях уже стараются не вспоминать. Тем более, что свою роль в первоначальное накопление капитала они внесли.
На место Жабагина села "темная лошадка" - 38-летний глава Экибастузской городской администрации Даниал Ахметов. Областью он правил дважды, и о нем мы уже подробно говорили, разбирая Восточный Казахстан.
Именно при Ахметове в Павлодаре были разделены знаменитые пять угольных разрезов производственного объединения "Экибастузуголь". Часть разрезов досталась компании Леонида Блаватника "Access Industries", чьим представительством в Казахстане руководил родственник акима Габбас Бектуров. Кое-что досталось Александру Антоновичу Машкевичу. Кое-что – РАО "ЕЭС России".
А вообще, первой ласточкой осенью 1994 года стала приватизация Павлодарского алюминиевого завода. Он достался в управление так называемой английской фирме "Whiteswan", под именем которой в Казахстан заходило знаменитое TWG – братья Черные и братья Рубены. А их интересы в нашей стране представляла нынешняя "евразийская троица".

Александр Клебанов и знаменитая CCL
– Приватизация Ермаковского завода ферросплавов тоже шла шумно. Заместителем директора в те годы работал Юрий Мухин, курировавший внешнеэкономическую деятельность предприятия. На страницах республиканской прессы он долго выяснял отношения в эпистолярном жанре с господином Машкевичем, но битву проиграл. Вскоре уехал в Россию, где стал одним из звезд политической публицистики – автором многочисленных бестселлеров, оставив таже ряд мемуаров, касающихся и павлодарского периода его биографии.
Зайти на Павлодарский НПЗ была масса желающих, но в итоге контроль над заводом взяла "иностранная" компания CCL, каковых, как потом выяснилось, было несколько. Как и договоров на передачу в управление с одним номером, но с разными текстами. Из-за чего пытались привлечь к ответственности руководство Госкомимущества.
Но процесс быстро свернулся, поскольку люди там, видимо, были не чужие.
CCL после всей этой катавасии уже в начале 2000-х годов с Павлодарского НПЗ ушла. И вскоре заново возродилась под названием "Центрально-Азиатская инвестиционная компания" во главе с известным бизнесменом Александром Клебановым.
– Председателем совета директоров "Эксимбанка".
– Да, в его активе значится "Эксимбанк", большое количество предприятий электроэнергетики в Астане, Павлодарской и СКО. Грубо говоря, именно там, где изначально и сидела компания CCL.
Кстати, CCL еще знаменита тем, что один из ее руководителей Александр Криничанский какое-то время руководил казахстанским национальным авиаперевозчиком – недолго просуществовавшим "Эйр Казахстан групп", который потом ушел с поля, оставив место "Эйр Астане".
Клебанов мелькал в те годы в скандале по уголовному процессу в отношении Кажегельдина. Как он рассказывал на процессе, за какие-то услуги – то ли он занимался ремонтом его квартиры, то ли перегонял ему машины. В те годы он работал с сыном покойного Заманбека Нуркадилова в СП "ИталАвто", но как вдруг стал крупным олигархом – так и осталось за кадром.

"Старые" иностранцы не ушли
– Как бы то ни было, знаменитые хождения CCL на Павлодар, как выяснилось, не окончились, компания в регионе присутствует до сих пор. Как и большинство участников прежних схем.
При этом нельзя сказать, что Павлодарский НПЗ, алюминиевый и ферросплавный заводы после смены власти на них стали работать плохо. То есть для них это оказалось относительно полезным
Вокруг приватизации Экибастузской ГРЭС-1 в свое время кипели страсти из-за сомнительной цены продажи в несколько сотен тысяч тенге, что приравнивалось к стоимости провинциального универмага. Эти вопросы уже задавались тогдашнему министру энергетики Виктору Храпунову и председателю Госкомимущества Сарыбаю Калмурзаеву. Те достойно отвечали, но подробности никто ни тогда, ни сейчас не сообщал и вряд ли сообщит.
Именно во времена правления в регионе Даниала Ахметова в Павлодарскую область пожаловало достаточно большое количество иностранного менеджмента. По репутации акима все эти факты, безусловно, били сильно. Но все вопросы были разрулены, а карьера Даниала Кенжетаевича пошла по восходящей.
В конце 1997 года в рамках ротации акимов после переноса столицы "ветра" унесли Ахметова в Петропавловск. Куда вскоре за ним потянулось подразделение CCL-Энерго и ряд высокопоставленных чиновников из областного акимата – Валерий Набитовский, Александр Вербняк, не говоря о множестве других. А область неожиданно получил Галымжан Жакиянов.
– Вообще фигура скандальная.
– Не то чтобы скандальная. В принципе, он порождение кадровой политики 90-х, когда во власть пытались привлечь бизнесменов, связанных с политическими руководителями. Жакиянов был в команде тогдашнего премьера Кажегельдина. Оба они ранее работали во главе семипалатинского холдинга "Семей", который позиционировался как одна из финансово-промышленных групп, но какого-то следа – кроме этой парочки – в истории не оставил.
Жакиянов оказался одним из самых молодых акимов, до этого опыта на госслужбе не имевшим. Семипалатинскую область он возглавил летом 94-го года в возрасте 31 года.

Рассвет карьеры Жакиянова
– Закат его карьеры связан с тем, что рассвет пришелся на времена Кажегельдина?
– Рассвет карьеры Жакиянова пришелся на тот момент, когда он "слил" Кажегельдина. В начале 1997 года какая-то кошка пробежала между ними, правительство покритиковало семипалатинский акимат за низкие темпы реформ, аким обиды не пережил, подал в отставку, дал громкую пресс-конференцию, высказав немало претензий и к правительству, и к премьеру. Отставку президент не принял, но область вскоре была упразднена, а Жакиянов вдруг оказался во главе Агентства по контролю за стратегическими ресурсами.
Достаточно странная структура, которая не пережила свой организационный период. Кое-кто даже называл ее "Агентством по стратегическому контролю за Акежаном Кажегельдиным", поскольку функцией агентства как раз и было следить за тем, как правительство разбазаривает природные ресурсы. Жакиянову этих рамок было мало, поскольку ресурсы в те годы расползались как только могли. С подачи одного из экономистов, работавших в структуре, было объявлено об угрозе "голландской болезни", что вызвало ироническую и даже издевательскую дискуссию в правительстве и околоправительственных кругах.
Но именно в тот момент Жакиянов показал свою лояльность к президенту. Многие помнят ситуацию лета-осени 1997 года, когда Кажегельдин уже фактически стал уходить в оппозицию, начал выстраивать свой новый имидж и усиленно работать на Запад.
Запада тогда немножко побаивались и в борьбе с премьером активно переманивали людей, которые потенциально считались его сторонниками
В 1996–1997 годах головы в скандалах летели практически ежедневно, Жакиянов свой выбор сделал в сторону президента. Хотя после отставки Кажегельдина его агентство было упразднено, несколько месяцев он был без работы, получив утешительный статус внештатного советника президента. Но все-таки его лояльность была оценена – 34-летнему Жакиянову доверили Павлодарскую область. По своему промышленному потенциалу, не говоря уже обо всех остальных, пост главы этого региона оказался намного более значимым, чем аналогичный в Семипалатинской области.
Там Галымжан Бадылжанович начал работу с активной кадровой зачистки. За ним потянулась большая команда семипалатинцев. И совпало его правление с новым витком все той же алюминиевой войны. Тогда, как мы знаем, власть TWG на постсоветском пространстве была свергнута, братьев Черных вдруг стали зачищать по России и Казахстану. И саму отставку Кажегельдина многие оценивали как проявление этой борьбы. Все-таки как ставленник TWG он, видимо, этот пост и потерял.

Закат карьеры Жакиянова
– Аким попытался повоевать с инвесторами, но в силу неопытности и некоторой повышенной агрессивности создал вокруг себя конфликтное поле. В это время акимат требовал внимания к себе, поскольку предприятия все-таки были бюджетообразующими, и области хотелось иметь долю с этого пирога. Те игры, в которые играл Жакиянов тогда, уже подзабылись.
Акимат активно влезал в скандалы даже в соседних регионах. Особенная ревность Жакиянова проявлялась к предыдущему акиму Павлодарской области, с которым Галымжан Бадылжанович никак не мог найти взаимопонимания. А тут как раз пошел новый виток передела собственности на предприятиях региона – Экибастузской ГРЭС-2, химпрома, машиностроительного комплекса. В концу 90-х в Павлодаре не осталось ни одного предприятия, возле которого не лежала бы, фигурально выражаясь, гора отрезанных голов.
Аким тем не менее позиционировал себя политиком республиканского значения. По крайней мере, именно такие амбиции в нем оставались.
И в какой-то момент, как мне представляется, его решили использовать в качестве "толкача" в войнах республиканского уровня. Тогда уже, в 2001 году, кипели страсти в рамках очередной олигархической войны – одни банки воевали с другими, министры поголовно представляли интересы тех или иных финансовых корпораций. Многие опасались амбиций тогда первого зампреда КНБ Рахата Алиева. Против них выставили "сладкую парочку" – опального министра Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова. Почему именно их? Склонны к саморекламе, громогласным заявлениям "судьбоносного характера" и к тому же явные аутсайдеры с точки зрения политической перспективы. Поскольку как политический бренд Аблязов уныло смотрелся и в свои лучшие годы, то в качестве публичной фигуры в напарники ему выбрали как раз Жакиянова. Сейчас уже сложно сказать, было это сделано сознательно или их использовали втемную, но факт остается фактом.
В эту игру Жакиянов сыграл с удовольствием, хотя она стоила ему карьеры, свободы и окончательных перспектив. Страсти осени 2001 года можно вспоминать долго, закончилось все созданием ДВК, которое только очень упертые демократы второй волны до сих пор считают либеральным протестом против авторитаризма. По большому счету, в этой аппаратно-олигархической войне проиграло и ДВК, и группа Алиева.

После Ахметова Павлодар перестало трясти
– Жакиянов тогда вылетел из акимов и попал под следствие. Хотя у многих сам уголовный процесс вызывал определенные вопросы. Поскольку если в отношении Аблязова известные уголовные дела все-таки были, то Жакиянову приписывалось нарушение приватизации едва ли не песчаного карьера. Что даже по меркам районного акимата на что-то серьезное не тянуло.
При этом республиканская пресса склоняла его по поводу связей с разными этническими ОПГ, причастности к заказным убийствам и спиртоводочному бизнесу. Но либо это была чистой воды публицистика, либо эти дела решили не доводить до какого-то логического конца.
Жакиянова посадили за то, за что посадили, после чего он уже совсем ушел из политики, а когда освободился, уехал за границу заниматься бизнесом и затерялся где-то между Монголией и Канадой
– О нем давно ничего не слышно. Его нет в стране?
– Кажется, нет. По крайней мере, кроме того, что его жена что-то задолжала Гульжан Ергалиевой, фамилия Жакиянова давно не всплывала в нормальных контентах.
Область снова досталась Даниалу Ахметову, который потихоньку вернул свои кадры, взял область под контроль, избавился от семипалатинской гвардии, вернув ситуацию в прежнее русло. С легкой скандальностью, но прагматично и деловито.
Через полтора года его забрали на пост премьера. И это был едва ли не первый прыжок павлодарских руководителей в центр. Хотя есть и обратные ситуации. Кроме Жабагина, ушедшего вице-премьером, все остальные после Павлодара устроились хорошо. Тот же Мещеряков занимается бизнесом в Подмосковье, Исаев известен своими поэтическими изысками. Три сборника стихов он издал за годы, прошедшие после ухода с поста руководителя области. Следы Жабагина потерялись, следы Жакиянова тоже. А Ахметов и по сей день находится в политическом истеблишменте.
На место Даниала Кенжетаевича в 2003 году руководить регионом неожиданно пришел бывший глава областной налоговой инспекции, 45-летний Кайрат Нурпеисов. Он некоторое время успел поработать вице-министром энергетики, индустрии и торговли и вице-министром государственных доходов. Несколько месяцев был безработным, а потом Ахметов его сделал акимом Павлодара – хотя всего на пару месяцев до следующего карьерного скачка. Какого-то четкого следа о себе он не оставил. То есть это был такой спокойный управленец, который, несмотря на последующие посты председателя Агентства по делам госслужбы, замруководителя администрации президента, руководителя аппарата сената особо никому не запомнился. Видимо, все страсти, которые были отведены Павлодару, все-таки закончились с его предшественниками.

Как Бобров стал Арыном
– Сейчас о Нурпеисове ничего не слышно.
– Ну потому что хоть и работал он долго, но за 5 лет его работы шла вялотекущая смена собственности на отдельных предприятиях, но тех страстей, что были раньше, уже не кипело.
Конечно, были всякие выборные скандальчики, потому что многие расценивали Павлодар как область, относящуюся к либеральному поясу, разные столичные чиновники пытались опробовать себя на ней, но какого-то особого эффекта это не имело. За исключением того, что бывший замакима региона Серикбай Алибаев, избиравшийся депутатом, подался в одну и оппозиционных партий.
– В "Ауыл".
– Да, потом в ОСДП, а в итоге где-то там и потерялся.
Осенью 2008 года область возглавил Бакытжан Сагинтаев. Не новичок в казахстанской политике, из известной джамбульской семьи, сын героя соцтруда, зять секретаря ЦК. К тому времени он успел поработать в команде Сарыбая Калмурзаева в жамбылском акимате, был заместителем и председателем АРЕМ, руководителем правительственного аппарата при Кариме Масимове. Особой известности на посту акима Павлодарской области он не получил. Регионом руководил ровно, хотя известные инциденты, конечно, были. Но политическое лицо Сагинтаева как оставалось неизвестным, так и остается по сей день, хотя он уже занимает пост премьер-министра. В начале 2012 года Сагинтаева забрали в правительство сначала министром, потом он недолго руководил "Нур Отаном", затем стал вице-премьером и начал свое дальнейшее восхождение. Но даже после столь резкого восхождения сказать о нем что-то сложно. Как и про Нурпеисова.
– Ну, может быть повезло просто, все войны мимо прошли.
– Где-то может и повезло. После ухода Сагинтаева родилась местная байка о следующем акиме. Насколько она реальна, надо спрашивать у чиновников областного акимата. Якобы после Бакытжана Абдировича акимом области ждали тогдашнего мажилисмена Владимира Боброва, которого в акимы выдвигал Даниал Ахметов. По крайней мере, кое-что известно о взаимоотношениях семей Ахметова и Боброва и по бизнесу, и по политике.
Слухи пошли, будто бы в акимате на двери кабинета акима уже была привинчена табличка с именем Боброва
Но вдруг в ситуацию вмешался Аслан Мусин. Заметьте, не в первый раз. И говорят, самолет с Бобровым на борту действительно вылетел в Павлодар из Астаны, однако на местном активе акимом был представлен совсем другой человек – Ерлан Арын.

Падение Ерлана Арына
– Личность известная, в свое время Ерлан Мухтарович создал один из первых тогда аналитических центров – Институт развития Казахстана. За годы политической деятельности работал замминистра образования, долго был ректором Павлодарского госуниверситета, при котором он расцвел. Дважды Арын был депутатом местного областного маслихата, одним из руководителей предвыборных штабов "Нур Отана", начал издавать много исторической литературы. Но как поговаривали злые языки, акимство в Павлодаре он получил не по павлодарской квоте, а по актюбинской. Так как был сыном ректора Актюбинского пединститута, покойного Мухтара Арынова, который по совместительству был другом Еспулая Мусина, работавшего в Актюбинске начальником облуправления профтехобразования.
Проработал акимом Павлодарской области Арын два года. Несмотря на то, что он был человеком с известной репутацией, при нем в регионе начались межнациональные разногласия, которых до этого практически никогда не было. До Павлодара добрался ономастический зуд. Многие говорили, что Павлодар надо переименовать в Кереку. Оппоненты отвечали, что это все-таки не казахский этноним, а переделанное название села Коряковка, которое когда-то было на месте Павлодара. Вот таким образом политизировали этнические вопросы в области тех лет.
Помимо политических вопросов, которые до сих пор сказываются на внутриполитической ситуации в регионе, в области закипели коррупционные скандалы. Был арестован один из советников акима, затем речь шла о заместителях, а потом уголовное дело было возбуждено и в отношении самого акима
Арын был арестован, осужден. И хотя просидел недолго, получил мягкий приговор. Поскольку одним из немногих догадался попросить прощения у президента. Что, как выяснилось, сработало как способ избежать строгого наказания. Но сейчас Ерлан Мухтарович с политической сцены ушел.
На место Арына назначен Канат Бозумбаев, на тот момент работавший акимом Жамбылской области. О нем мы уже подробно рассказывали в предыдущих статьях.

Мартовская неожиданность-2016
– При Канате Алдабергеновиче в Павлодаре уже до логического воплощения дошел очередной передел собственности, хотя по большому счету он назывался по-другому. Ряд энергетических предприятий сменили владельцев, кое-где – менеджмент. Но уже после арыновских страстей Бозумбаев сильно на рожон не лез. Проработал он долго, но чего-то экстраординарного с его именем в области связано не было. Работал ровно и спокойно, хотя при желании можно накопать некоторые эпизоды. В частности, по поводу некой причастности его сына к скандалу, который имеет несколько трактовок.
– Последовал даже суд над журналистом.
– Да. Грубо говоря, скандал хоть и был, но производственной деятельности акимата напрямую он не касается. У нас в стране вообще растущее число злоупотреблений служебным положением или просто скандалов, связанных с жизнедеятельностью сыновей, зятьев, племянников, внуков, правнуков, братьев и сестер высокопоставленных чиновников – это отдельная тематика. Почему это не дошло до суда, можно говорить долго, с массой имен и громких дел.
В любом случае, ситуация была неоднозначной, суд был, а некоторые детали не красили местную прессу, как и сама ситуация не красила репутацию акима
Но Бозумбаев получил пост министра энергетики, а область неожиданно досталась 45-летнему местному уроженцу Булату Жумабековичу Бакауову.
– Не так уж и молод он был для этого поста.
– Да, чиновников 1971 года рождения у нас достаточно. И Асет Исекешев, и Бахыт Султанов тому примеры.
– Есть в стране акимы и моложе Бакауова.
– Да. Но 45 для этой должности – возраст нормальный. Даже 40. Правда, у большинства к тому времени подобное желание пропадает.
Бакауов работал в местном агробизнесе, имеет 2 диплома алматинских вузов без особого указания, что он их оканчивал очно. Юридический и экономический – стандартный набор для регионального бизнесмена. Кавалер ордена, 3 медалей, нагрудного знака - как подчеркивается, за вклад в развитие области. Видимо, получен он был все-таки на предыдущих местах работы.
Его политическая карьера началась с приходом в Павлодар Бакытжана Сагинтаева, который назначил его сначала акимом Качирского района, а затем главой города Аксу. При Бозумбаеве Булат Жумабекович стал акимом Павлодара и после его ухода в Астану получил уже область.

Аким и его гороскоп
– В марте 2016 года, когда было это назначение, ходили разные слухи, куда уйдет Бозумбаев и кто придет в Павлодар. Но Бакауова как кандидата никто не называл.
– Если посмотреть список 8 руководителей области за 25 лет независимости, можно увидеть, что только Даниал Ахметов и Булат Бакауов до назначения в регион не работали в центральных органах власти. Жабагин работал в минэнерго, Жакиянов – председателем Агентства по контролю за стратегическими ресурсами, Нурпеисов – вице-министром, Сагинтаев – руководителем канцелярии премьер-министра, Арын – первым замминистра образования, культуры и здравоохранения, Бозумбаев – президентом холдинга "Самрук".
На их фоне Бакауов выглядит, что называется, выходцем из простых местных ребят. И фактически он стал первым руководителем Павлодара, который занял высший пост в области
Ранее люди максимум доходили до должностей первых замов области. Больше о нем, как о чиновнике, по большому счету, сказать нечего. Лучшая из оценок, которую ему можно дать, связана исключительно с его гороскопом. Он – рак по знаку зодиака. Раков в стране критиковать не принято. По-хорошему, ему бы поработать госинспектором в администрации президента или на министерском посту, чтобы отметиться и получить известность на республиканском уровне.
Что характерно, многие до сих пор путают Бакауова с Бакиром Демеуовым, бывшим замакима области и тоже бывшим акимом Павлодара. По сей день, а времени уже прошло немало, эта путаница присутствует даже у местных чиновников.
С одной стороны, отсутствие какой-либо информации об акиме – это хорошо. Это как бы свидетельство хорошей работы акимата. Но с другой стороны, у акима нет ярко выраженной репутации. Возможно, он сам к этому не стремится в силу того, что и на уровне родного региона не особенно отличился. Кроме того, что был депутатом маслихата до 2008 года, причем дважды.
– А что, в Казахстане кто-то всерьез воспринимает депутатов маслихатов?
– Можно, конечно, иронизировать по поводу их избрания, подбора и полномочий, но в маслихатах часто присутствует местная элита – главные врачи, ректоры вузов, руководители крупных предприятий. И в силу этого значительная часть депутатского корпуса формируется "Нур Отаном" и акиматом, которые не заинтересованы в каких-то скандалах, поэтому стараются подбирать людей, чье избрание не вызовет вопросов.

Выборы 2003 года. Почти честные.
– Первый раз Бакауов избирался депутатом в 2003 году, когда еще выборы были относительно конкурентными и страсти кипели. Безусловно, и тогда избрание депутатов сопровождалось адмресурсами. Сам был тому свидетелем. На тех выборах накануне посещал товарища, который лежал в больнице. Сидели, пили чай, зашла медсестра.
???
– Уважаемый, вам принесли удостоверение из дома?
– Да, принесли.
– Помните, завтра выборы?
– Да, помню.
– До обеда никаких процедур, ждете выборов.
– Да-да, я помню, меня уже 3 раза предупредили.
– Удостоверение вам принесли?
– Да.
– Никуда не уходите?
– Никуда не ухожу.
– В палате будете?
– Да, буду в палате, я неходячий, мне сказали, принесут.
Все хорошо, медсестра уходит и через несколько секунд возвращается:
– И не забудьте, голосуем за Ха-ли-ко-ва. Не перепутайте, пожалуйста.
???
– По-моему, на его фоне больше известен его первым зам.
– Есть такое.
– Ну а почему не первый зам стал акимом?
– Дюсенбай Турганов – фигура, которую прислали в свое время как раз для усиления Ерлана Арына. Турганов гурьевский, карьеру делал в Жамбыле, в том самом Каратауском районе, который в свое время отличался знаменитыми голодными маршами на Астану.
В 1999 году Имангали Тасмагамбетов забрал его акимом Атырау, а после ухода Тасмагамбетова в правительство Турганов потянулся за ним. Поработал в "КЕГОКе" замом у Бозумбаева, пророс в вице-министры энергетики, первого зампреда холдинга "Самрук-Энерго", а в начале 2012 года вслед за Арыном пошел в Павлодар.
Арын, как известно, все-таки гуманитарного склада, работник научно-образовательного сегмента идеологического блока, поэтому область нуждалась в практике
Вот ее и усилили Дюсенбаем Тургановым. Его несколько раз прочили в акимы, но тасмагамбетовская часть биографии в данном случае сказалась отрицательно.

Заместители-середнячки
– Мейрам Бегентаев – бывший депутат мажилиса.
– Выдвиженец Арына. Если уже заметили, вся его биография – Павлодарский госуниверситет, где работал ректором Арын и при котором он стал депутатом мажилиса. А поскольку сменился аким, который представил свои кандидатуры, полномочия Бегентаева истекли. Мейрам Мухаметрахимович – человек достаточно молодой, пытался быть активным депутатом, периодически выступал с разной молодежной тематикой. Потому и был отправлен на родину заместителем акима. Тем более, его предшественница неплохо ушла – ответсеком в Минобразования и науки.
Бауржан Касенов – местный предприниматель, руководитель облхозуправления, имеет небольшую карьеру в качестве советника председателя правления палаты "Атамекен" и холдинга "КазАгро". Вот и все, пожалуй. Заместитель под стать акиму области.
Николай Дычко – выходец из Экибастуза с двумя высшими заочными образованиями, замакима работал 7 лет, при Арыне стал начальником индустриально-инновационного управления, затем замакима области. По сути, единственный славянин в руководстве облакимата. В какой-то степени, на фоне сокращения их в числе первых руководителей, в регионе многие высказывают мысль, что выдвижение славян идет попросту для соблюдения межнациональной квоты. Хотя для Павлодара эта квота очень даже не соблюдается. Алия Арынова – человек Бакытжана Сагинтаева. Она при нем работала начальником управления экономики, была его советником как акима, потом переехала с ним в министерство экономики, где опять же была советником, потом его советником как первого вице-премьера, затем была направлена в Павлодар курировать экономические вопросы.
Не исключено, что в области она работает на вырост. Не забываем, что для многих людей работа в регионах становится трамплином для будущего карьерного роста. Учитывая, что Бакытжан Абдирович сейчас активно расставляет своих людей в разные министерства и квазигосударственный сектор, не исключено, что Алия Амангельдиевна может последовать за ним.
– А фамилия ее отношения к Арыну не имеет?
– Нет, однофамилица. Многие кадровые вопросы в области производят странное впечатление, что борются за власть фигуры сильные, и выдвигают сильных кандидатов. Однако и ресурсов их противников хватает для того, чтобы заблокировать эти назначения или сорвать их. Но предложить собственный вариант не проходит, поэтому в области приходят фигуры не то чтобы случайные, но очень к этому близкие. Компромиссные, я бы сказал.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже