Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


При Шпекбаеве может начаться интересное шоу
Роман Иванов, 365info.kz, 15 декабря

Алик Шпекбаев, возглавивший в результате недавних кадровых перестановок агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции, во властных эшелонах человек не новый. Но до этого назначения выше заместителя главы министерства или ведомства не поднимался. В глазах общества он нечто вроде "темной лошадки", и непонятно – стоит ли ожидать новых громких арестов, или настанет затишье. О своем видении и прогнозах рассказывает политолог Данияр Ашимбаев.

Долгая дорога к самостоятельности
– Данияр, чем известен Алик Шпекбаев? Были ли какие-то громкие дела или скандалы с его участием?
– Прежде всего стоит отметить, что Шпекбаев – кадровый силовик
Он уроженец Алматинской области, делал карьеру в органах внутренних дел. Окончил чимкентскую специальную школу милиции, потом карагандинскую школу милиции, а уже в первые годы независимости окончил и Московскую академию МВД. С начала восьмидесятых работал в милиции, опером, начальником поселкового отделения милиции, начальником РОВД, начальником управления криминальной милиции и уголовного розыска Алматинской области и так далее.
Служил в государственно-следственном комитете (ГСК), после упразднения ГСК перешел в систему МВД, где работал в департаменте криминальной полиции. В 2000 году – начальник УВД Алматинской области, а в 2003 – назначен заместителем министра МВД. В этой должности проработал 5 лет, потом в конце 2008 года перешел на пост в администрации президента заведующим отделом правоохранительной системы.
– Насколько весомым было это назначение?
– Этот пост достаточно важный. Помимо осуществления контроля за деятельностью правоохранительных органов (за исключением служб, которые подчиняются совету безопасности) отдел занимался подбором и согласованием руководящих кадров, мониторнигом законопроектов по профильной работе.
Шпекбаев занимал этот пост 6 лет и стал одной из ключевых фигур в системе правоохранительных органов
Его кандидатура неоднократно рассматривалась, да и сейчас рассматривается на пост главы министерства внутренних дел. Хотя тут нужно помнить, что нынешнего министра Калмуханбета Касымова очень высоко ценит глава государства. Даже несмотря на неоднократную критику со стороны СМИ и общественности как министерства, так и Касымова лично он рассматривается практически как безальтернативная фигура.
Хотя в системе МВД и есть немало претендентов на его кресло, и в кулуарах ходит много сплетен и анекдотов о том, что и Шпекбаев сам якобы видит себя на этом посту.
Но это во многом слухи, хотя анализ биографии и опыт работы Шпекбаева действительно могут позволять ему претендовать на этот пост.
– Но занимает он все-таки пост председателя агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции.
– В 2014 в ходе очередной реорганизации Шпекбаев из администрации президента вновь вернулся в силовые структуры. Пришел в агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции – заместителем председателя. Затем после очередной реорганизации стал замом председателя национального бюро по противодействию коррупции. Потом ведомство снова было реорганизовано, и снова Шпекбаев становится заместителем Кайрата Кожамжарова. А вот сейчас уже сам возглавил агентство.
В скандалах замешан не был, в системе МВД пользуется достаточно большим авторитетом. Кроме того, считается (по слухам) шапрашты, из которых формируется значительная часть президентского окружения
Шпекбаев довольно сильный аппаратчик, а в последние месяцы часто брал на себя роль спикера – выступал и с разъяснениями, и с комментариями. В кулуарах поговаривали, что в последнее время он фактически перехватывал управление антикоррупционным ведомством.

Министерские баталии
– Насколько прибавит, или наоборот, утратит авторитет само агентство после назначения Шпекбаева его председателем?
– Для понимания ситуации нужно немного поговорить об истории самой структуры, которая достаточно сложная. Финпол был создан еще в 1994 году, как управление налоговой милиции при налоговом комитете республики. Затем стал налоговой полицией, потом финансовой полицией.
По мере реорганизаций периодически "съедал" довольно большое количество полномочий у профильных госорганов
Успел засветиться в острых политических конфликтах: в конце 1990 – начале 2000 годов, когда в силе был Рахат Алиев.
В конце нулевых финпол вступил в противостояние с КНБ. Хотя финпол ориентирован на борьбу с коррупцией, его работники (в том числе и высокопоставленные) сами становились объектами антикоррупционных расследований. В какой-то год сразу три или четыре начальника областных департаментов подверглись арестам и судебным преследованиям
Как структура, которая занимается еще и борьбой с финансовыми преступлениями, финпол достаточно тесно контактирует с бизнесом. И зачастую тяжело уклониться от прямого вмешательства в те или иные хозяйственные споры на стороне того или иного его участника – либо выступая вообще самостоятельным игроком. В силу этого бизнесмены в прежние годы неоднократно критиковали финпол: обвиняли его в рэкете, заказных делах, участии в переделе собственности и контроле сфер влияния.

Конфликтное поле не остывает
– Глава государства постоянно пытается найти некий баланс в системе казахстанских правоохранительных органов. Например, чтобы тем или иным вопросом занимался не один орган, а два и более. Таким образом появилась бы здоровая конкуренция и одновременно исключалась возможность сращивания с преступным миром
Это касается и отмывания денег, и оборота наркотиков, и много другого.
Кроме того, часто случались острые межведомственные противостояния. Периодически президент "вводил на поле" новые госорганы, как тот же ныне забытый ГСК в 1995. Ему были отданы значительные полномочия от МВД, КНБ и прокуратуры. А в конце 1997 комитет, "скандально блеснув на политической сцене", был с общего согласия благополучно упразднен.
Но именно ГСК обеспечивал необходимый баланс. А последующие политбаталии показали, что такое ведомство нужно
И на эту роль все-таки был выведен финпол. Были многочисленные разговоры, что это лишний орган (на сцене уже были МВД, КНБ, прокуратура и набиравшая сила служба охраны президента) и его нужно упразднить, а функции поделить. Тем не менее президент видит в этой структуре очень важную составляющую обеспечения баланса интересов. Получается такая конкуренция силовиков, при которой не допускается чрезмерное усиление той или иной группировки. Мы помним, что в руках Рахата Алиева в какой-то момент оказались одновременно и КНБ, и финпол, и таможенный комитет, и другие ведомства. Как известно, это поставило страну фактически на грань угрозы переворота
"Конфликты нулевых" привели к тому, что силовиков "развели по разным углам" и более конкретизировали полномочия разных ведомств. Что с одной стороны упразднило ведомственную конкуренцию, а с другой – привело к общему ослаблению работы по борьбе с теми же наркотиками.

Террариум единомышленников
– В тот же период усилилась генпрокуратура. Прокуроры, будучи надзирающим органом, одновременно руководили и координационным советом. И снова пошли проблемы и разборки, поскольку другие силовики решили, что у прокурорских "чрезмерный приоритет". Но принципиального решения об изменении ситуации не было буквально до недавнего времени, пока КНБ не пролоббировал усиление своих полномочий, в частности, по борьбе с наркобизнесом.
Кроме того, в ходе многочисленных административно-правовых и конституционных реформ полномочия у госорганов постоянно менялись. Тот же финпол был достаточно неожиданно слит с агентством по делам государственной службы. Которая вроде бы тоже участвовала в борьбе с коррупцией, обеспечивая деятельность дисциплинарных советов в регионах. Но когда эти два ведомства оказались в одном флаконе, многие сочли это странным
Такая же "странная реформа" по мнению многих была, когда объединили комитет по госзакупкам и комитет финансового контроля. Хотя один должен был проводить закупки, а другой искать нарушения в них. И это не самым эффективным образом повлияло на качество их работы.
Что касается нового агентства по госслужбе, здесь приоритет отдавался кадрам именно из антикоррупционного ведомства. А вопросы госслужбы отошли как-то на второй план. Тестирования в корпусах, аттестации и тому подобное, оказались "во втором эшелоне".

Кожамжаров будет обеспечивать баланс
– А чем запомнился бывший председатель, а ныне генеральный прокурор Кайрат Кожамжаров?
– Дважды бывший глава ведомства Кайрат Кожамжаров – фигура неоднозначная. Его характеризуют как жесткого силовика, который периодически находится "в клинче" с другими правоохранительными органами
Когда Кожамжаров уходил в акимы Акмолинской области, в ведомстве прошла большая реорганизация и аттестация. И большое количество людей из его команды фактически оказались "за бортом". Когда он вернулся, не сразу смог восстановить управляемость. Но в итоге все-таки смог приступить к "громким делам" 2017 года
Например, дела Матаева и Габдуллина, очень неоднозначно воспринятые общественностью. В СМИ прошла целая кампания как по этим делам, так и по "старым хоргосским".
Их даже рассматривали не как борьбу с коррупцией, а как схватку за контроль финансовых потоков на Хоргосе
– Такое говорили про многих, от прокуратуры до КНБ. Но подтверждения вроде эти слухи не получили. Но возможность схватки сохраняется всегда.
– Недавнее усиление полномочий КНБ (в том числе получившего право на борьбу с коррупцией в самом агентстве по делам государственной службы и противодействию коррупции) однозначно могли привести к острому конфликту. Поскольку ранее в так называемой "второй хоргосской войне" КНБ от действий финпола серьезно пострадал – и политически, и имиджево, и кадрово. Видимо, президент все-таки принял решение перераспределить полномочия между своими "силовыми боярами"
И перевел Кожамжарова в прокуратуру, где он по сути должен обеспечить баланс силовиков и не допустить лобового столкновения КНБ и агентства.
И на этом фоне назначение Шпекбаева председателем агентства – событие очень интересное
Несмотря на весь опыт в силовых структурах, он напрямую не участвовал в войнах последнего времени. Безусловно, в бытность завотделом администрации президента решения принимались при его участии (если не с его подачи), но ни в каких скандалах его имя не упоминалось. И сейчас у него есть возможность "перезапустить" работу, усилив профильные направления и одновременно стараться, чтобы конкуренция не переходила в политическое противостояние, и тем более силовое
Сейчас перед Шпекбаевым открываются большие возможности. Агентство обладает большими полномочиями и ресурсами, не говоря уже об огромной базе данных. Не исключено, что в "загашнике" для нового руководства есть громкие дела, которые уже можно начать без того противодействия, которые могло бы быть при Кожамжарове.
Не исключено, что мы увидим в ближайшее время даже и новые трактовки старых дел. И в нашем политическом шоу это будет один из самых интересных моментов
С другой стороны, устойчивого экспертного и общественного мнения о том, что из себя представляет Шпекбаев, нет. Какие у него цели и задачи, мы по сути не знаем. Хотя человек достаточно публичный и опытный, с "кредитом доверия" – и безусловно будет выполнять поставленные президентом задачи. Но какой сейчас реально сложится новый баланс среди силовиков в связи с новыми назначениями в структурах, пока непонятно.
– И все-таки, чего сейчас ожидать от нового главы агентства?
Я бы пока не стал делать далеко идущих выводов – но понятно, что Шпекбаеву нужно в ближайшее время показать эффективность своей работы и новые подходы.
В последнее время по коррупционным делам стал выступать и КНБ, который провел ряд арестов в квазигосударственном секторе. Поэтому думаю, что
Шпекбаеву нужно перехватывать инициативу и показать, что агентство – не просто госорган с неоднозначной репутацией, а эффективная госструктура.
Посмотрим, как сложится команда, какие пройдут перестановки, кто придет на ключевые посты (а кто на них останется) и как себя покажет ведомство в новых условиях. При этом стоит помнить, что бывший его глава Кайрат Кожамжаров входит в "высшую лигу" уже давно. И проводить чрезмерную чистку рядов Шпекбаеву будет политически некорректно.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже