Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Электоральные предпочтения населения Казахстана в период избирательных кампаний 2004-2005 гг.
Данияр АШИМБАЕВ
13 марта
Опубликован в сборнике "Социально-политические портреты государств Центральной Азии" М., МГУ, 2006.

Описывая электоральную ситуацию в Казахстане в 2003-2005 гг. необходимо учесть ряд важных обстоятельств. Во-первых, в этот период произошло наложение сразу нескольких избирательных кампаний: выборы в маслихаты (местные представительные органы) в 2003 году, выборы в Мажилис (нижнюю палату парламента) в 2004 году, экспериментальные выборы районных акимов (глав администраций), промежуточные выборы в Сенат (верхнюю палату парламента) и президентские выборы - в 2005 году. Во-вторых, данный электоральный цикл стал формальным испытанием на прочность правящей элиты после достаточно бурных политических конфликтов начала 2000-х годов. В третьих, эти выборные кампании происходили во время и после т.н. "бархатных революций" в Грузии, Украине и Киргизии. Последнее обстоятельство вкупе с несколько несдержанными выступлениями представителей казахстанской оппозиции и опасениями экспертного сообщества и привлекло к прошедшим выборам максимальное внимание.

Предыстория

Прошлый электоральный цикл 1999 года проходил, с одной стороны, в условиях мирового экономического кризиса, затронувшего казахстанскую экономику, а с другой - сразу же после завершения основного этапа массовой приватизации, породившей многочисленные конфликты внутри правящей элиты и давшей старт формированию качественно новых социально-экономических и политических отношений внутри страны. По сути, президентские и парламентские выборы 1999 года преследовали главную цель - подтвердить полномочия президента Назарбаева и его команды в весьма неоднозначных обстоятельствах. Действующий президент получил тогда 79,8% голосов, что, по сравнению с 95,4% на первых всенародных выборных выборах в декабре 1991 года, зафиксировало, конечно, некоторое снижение уровня его поддержки, но для обстоятельств 1999 года было вполне приемлемо. В состоявшихся в конце 1999 года выборах в обе палаты парламенте большинство голосов получили пропрезидентские партии "Отан" (Отчизна), Гражданская и Аграрная. Кроме того, в парламент прошла Коммунистическая партия, стоявшая на умеренно оппозиционных позициях.

Период с 1999 по 2001 год ознаменовался резким обострением внутриэлитной политической борьбы - за контроль над сырьевыми ресурсами, правительственными постами и "доступ к телу" Нурсултана Назарбаева. Досрочная отставка Б. Ельцина и последовавшее вскоре за ним принятие закона "О первом президенте Республики Казахстан", в котором оговаривались гарантии действующего главы государства в случае его отставки, спровоцировали массовые ожидания предстоящей смены власти в стране. К тому времени большинство представителей элиты и подконтрольных им отраслей, регионов и госструктур были выстроены в крупные финансово-промышленно-политические группы влияния (по примеру "олигархических сообществ" в России). И к середине 2001 года в стране началось жесткое противостояние между ними в борьбе за потенциальную высшую власть, сопровождающееся "информационной войной" и поисков союзников как внутри страны, так и за ее пределами. В ноябре-декабре 2001 года Нурсултан Назарбаев жестко положил конец этому конфликту, отправив основных фигурантов в отставку, в почетную ссылку или в "места, не столь отдаленные" (последнее, причем, имело в своей основе вполне реальные уголовные дела по коррупционным преступлениям). В завершение, в январе 2002 года президент сменил "потрепанное" в боях правительство, а в течение весны провел реформу национальных компаний (государственных корпораций, работающих в стратегических отраслях экономики, в т.ч. естественные монополии). Таким образом, к середине 2002 года политический кризис оказался исчерпанным - вследствие удаления игроков с политического поля и серьезного умаления их политических, административных и экономических ресурсов.

В преддверии "большого" электорального цикла 2003-2005 гг. перед Астаной стоял ряд серьезных проблем, без решения которых победа на выборах являлась достаточно сомнительной - с точки зрения решения долгосрочных политических задач. Во-первых, государство не имело монополии на информацию, поскольку большинство печатных и электронных СМИ было в частных руках (в т.ч. и у явной или скрытой оппозиции). Это серьезно ограничивало применение административного ресурса на выборах и требовало применения качественно нового политического менеджмента. Во-вторых, предварительные исследования показывали достаточно высокий уровень протестного электората - 25-30%, при этом рейтинг центристских сил был достаточно невысоким, а структура электората - "рыхлой". В третьих, в течение 2001-2002 года оппозиция консолидировалась в рамках движения "Демократический выбор Казахстана" (ДВК), а выделение из него умеренного крыла (партия "Ак жол" - "Светлый путь") даже потенциально усиливало их электоральные возможности. В четвертых, начавшийся процесс "тотальной демократизации" в рамках геополитической экспансии США ограничивал возможности Астаны по управлению политическими процессами.

Парламентские выборы 2004 года

Выборы в маслихаты, состоявшиеся осенью 2003 года, не привели к каким-либо серьезным политическим коллизиям. Достаточно широко использовались административный ресурс и "грязные" технологии (черный PR и пр.). Оппозиция потерпела поражение, но говорить о победе пропрезидентских сил было преждевременно. К тому же, на политическом поле страны возник новый игрок - партия "Асар" ("Всем миром") во главе с дочерью президента Даригой Назарбаевой. Наличие у партии огромных медийных ресурсов, в первую очередь, телевизионных, и широкомасштабное использование популистских лозунгов привело к резкому росту популярности данной партии. По социологическим опросам(1) в мае 2004 года "Асар" лидировал среди других партий и по известности - 86%, и по доверию (от известности) - 67%. Для сравнения, аналогичные показатели "Отана", партии во главе с президентом и 5-летней истории, составляли 79% и 62% соответственно. За партию "Асар" были готовы проголосовать почти треть населения, а за "Отан" лишь 21,1%. Рейтинги прочих партий к началу выборной кампании были меньше необходимых 7%.

Но уже к лету 2004 года ситуация изменилась. Президент Назарбаев провел серьезные перестановки в своей администрации и руководстве партии власти, новое руководство которых начало массивную избирательную кампанию. С апреля по июль 2004 года упоминаемость "Отана" в центральных и региональных СМИ выросла более чем в 11 раз, а "Асара" - менее чем в два раза. К тому же президент усилил "Отан" своим личным политическим ресурсом, подтвердив на очередном съезде партии свои полномочия в качестве ее председателя. Одновременно, началось снижение рейтинга "Асара", вызванное излишне ранним стартом (почти за год до выборов), истощением ресурсов и усталостью электората от чрезмерно навязчивой и агрессивной кампании. И уже к началу августа "Отан" опередил "Асар" по популярности среди избирателей.

Основные сателлиты "Отана" - Гражданская и Аграрная партия - объединились в блок "АИСТ" (Аграрно-индустриальный союз трудящихся). Несмотря на значительные финансовые возможности, избирательную кампанию блока следует признать неудачной - имело место несоответствие имиджа блока и запросов ее потенциальных избирателей - промышленных и сельскохозяйственных рабочих. Исследования показали, что АИСТ потерял свой прежний электорат, который в свое время дал возможность партиям-учредителям самостоятельно преодолеть 7%-ный барьер. И, по сути, всю выборную кампанию блок находился на грани поражения.

Оппозиция в преддверие выборов совершила стратегическую ошибку, также образовав предвыборный блок "Народный союз коммунистов и ДВК". Блок организовали "ДВК" (ставший незадолго до выборов политической партией) и Компартия. Объединение в одну структуру с одной предвыборной платформой формальных либералов и коммунистов привело к оттоку избирателей, не воспринявших эту политическую инновацию. Кроме того, по позициям коммунистов серьезно ударил состоявшийся незадолго до выборов раскол в их рядах, в результате которого возникла Коммунистическая народная партия Казахстана, пошедшая на выборы самостоятельно.

Что касается партии "Ак жол", то следует отметить, что она шла на выборы в двух ипостасях - с одной стороны, партия позиционировалась как оппозиционная, с другой - ряд ее представителей занимали посты в правительстве. При этом, в руководстве партии оказались бывшие министры экономического блока, проводившие все последние годы откровенно монетаристскую политику, а на выборы шедшие с чрезмерно популистскими лозунгами (например, раздать населению доходы от экспорта нефти и т.д.). Такая двойственность повлекла за собой и затруднения среди избирателей. Как показывали социологические опросы, население так и не смогло определится, чьи именно интересы защищает данная партия. Вместе с тем, "Ак жол" занимал третье место по известности и доверию, соответственно, 46% и 48,6% (май 2004 года).

Характеризуя избирательную кампанию 2004 года, следует отметить, что, в целом, на казахстанском партийно-политическом поле крайне сложно идентифицировать партии с точки зрения их идеологических установок. Невозможно выделить "левых" и "правых", "либералов" и "консерваторов". Единственным различием следует считать деление на "центр" и "оппозицию", или, если можно так выразиться, на "респектабельные партии" и "радикалов". При этом, в ходе кампании даже это деление утратило смысл. Если "Отан", воздерживаясь от чрезмерно популистской риторики, увлекся проведением массовых агитационно-пропагандистских мероприятий, то все остальные занимались массовой раздачей обещаний.

Цитаты: "Асар": "Сегодняшний уровень добычи - 50 миллионов тонн нефти - это не просто мало, это очень мало! Необходимо повысить уровень добычи нефти и полученные средства направить на строительство социального государства, реконструкцию производственной инфраструктуры, развитие коммуникаций, развитие высокотехнологичных отраслей экономики, на мощный социально-экономический прорыв Казахстана в третье тысячелетие". "Ак жол": "С 1 января 2005 года будет введена подготовленная партией "Ак жол" система непосредственного и равного распределения между всеми гражданами Казахстана доходов государства от продажи богатств недр".

Как показывали социологические опросы, население хотело бы видеть в предвыборных платформах партий методы решения таких социальных проблем, как борьба с бедностью и безработицей, борьба с коррупцией, борьба с преступностью, защита здоровья матери и ребенка, повышение материального благосостояния населения и т.д. Партии в своих платформах предложили практически весь возможный инструментарий решения общественных проблем, доходя при этом даже до явного абсурда…

19 сентября состоялись выборы, в которых приняли участие 54,3% избирателей. Партия "Отан" получила 60,6%, "Ак жол" - 12%, "Асар" - 11,4%, блок АИСТ - 7%, союз КПК-ДВК - 3,4%. Остальные партии получили менее 2% голосов. Поскольку партийным спискам было отведено только 10 мандатов из 77, то они распределились следующим образом: "Отан" - 7 мандатов, "Ак жол", "Асар" и "АИСТ" - по одному. В целом, после двух туров выборов по одномандатным округам, "Отан" получил 53 места (в Мажилисе 2-го созыва к моменту истечения его полномочий в партийную фракцию входило 28 депутата), "Асар" - 4 (2), АИСТ - 14 (28), "Ак жол" - 2 (1), Демократическая партия - 1 (0), КНПК - 1 (1). Представленные в прошлом созыве Компартия и социал-демократическая партия "Ауыл" не получили ни одного места. При этом, в знак протеста против нарушений в ходе выборов отказались от мандатов прежний спикер (первый номер партийного списка "Отана") Ж. Туякбай и партия "Ак жол" (только от места по партсписку, т.к. депутат-одномандатник баллотировался в качестве независимого кандидата).

Политические итоги парламентских выборов

Основным результатом выборов 2004 года стало завоевание президентской партией "Отан" конституционного большинства в нижней палате парламента. Однако, данный результат на самом деле является формальным: как известно, практически все постсоветские составы парламентов в Казахстане находились под контролем исполнительной власти. Тем более, что наличии сильной президентской власти в стране необходимость в конституционном большинстве является излишней. Если победа "Единой России" на выборах 2003 года подвела черту под противостоянием исполнительной и законодательной власти, то Казахстане аналогичное противостояние в зачаточной форме присутствовало последний раз более 10 лет назад. Вместе с тем, партия власти - это не правящая партия; сама формула государственного управления исключает наличие иных центров власти, кроме президента и его администрации.

В итоге, в феврале 2005 года в парламенте возникла депутатская группа "Аймак" во главе с Даригой Назарбаевой, куда вошло 35 депутатов, т.е. 45% всего депутатского состава нижней палаты. В результате, в совокупности с грамотным PR, стало казаться, что проигравший выборы "Асар" захватил контроль над Мажилисом.

Поражение радикальной оппозиции, хотя и не признанное ей, привело к очередному кризису в ее рядах. В результате излишне резких высказываний лидеров ДВК, эта партия вышла за рамки правового поля и была ликвидирована в судебном порядке. Компартия, хотя и сохранила государственную регистрацию, практически ушла с политического пространства страны.

Партия "Ак жол", претендовавшая, как минимум, на треть депутатских мест, от поражения на выборах не оправилась. В январе-марте 2005 года в партии произошел раскол: сторонники одного из лидеров партии, принадлежащего к умеренному крылу, А. Байменова добились исключения трех других сопредседателей "Ак жола" из его рядов и утвердили режим личной власти своего лидера. Ушедшие из "Ак жола" радикалы увели за собой значительную часть финансовых и медийных ресурсов и учредили собственную партию - "Нагыс Ак жол" ("Настоящий Ак жол"), однако так и не смогли собрать необходимое для регистрации число членов партии (50000).

Таким образом, по итогам выборов основной политической силой в стране формально стала партия "Отан", которая, тем не менее, оказалась неспособна - по объективным причинам - стать лидером общественного мнения, поскольку являлась лишь партийным инструментом президентской власти.

Партия "Асар", изначальный фаворит выборов, потерпела поражение, но смогла создать иллюзию своей победы - во многом благодаря медийным ресурсам. Радикальная оппозиция потерпела полное поражение на выборах, а в поствыборный период ее основные структуры оказались разрушенными под воздействием внутренних и внешних факторов. Умеренная оппозиция, олицетворяемая партией "Ак жол", хотя и получила формально 2-е место, не смогла выработать какую-либо единую линию поведения и адекватно воспринять итоги выборов, что также привело ее к расколу.

Отсутствие каких-либо массовых акций протеста после выборов лишний раз продемонстрировало, во-первых, неспособность и неготовность наличных оппозиционных структур к борьбе за власть, а во-вторых, индифферентность казахстанского электората. Как показывали социологические исследования и до, и во время выборов, население в значительной меньшей степени склонно доверять и связывать свои ожидания с деятельностью представительных органов и политических партий, чем с президентом, правительством и местными администрациями (см. таблицу 1).

Таблица 1. Распределение ответов на вопрос: "С кем Вы в первую очередь связываете надежды на улучшение жизни в Казахстане?", % от числа опрошенных (октябрь 2005 года).
С президентом Казахстана55,5
С усилиями и активностью самих граждан19,0
С местными органами власти6,4
С правительством Казахстана5,0
С международными организациями3,0
С парламентом Казахстана2,9
С оппозицией2,6
С политическими партиями0,7
Другое0,3
Затрудняюсь ответить4,6

Кроме того, проведенные после парламентских выборов исследования общественного мнения показали, что казахстанский избиратель в целом относится к институту выборов достаточно равнодушно. Почти треть опрошенных (31,8%), отвечая на вопрос о том, зачем нужны выборы, ответило "Так принято, выборы есть почти любом государстве". 19,2% считают, что выборы вообще не нужны, поскольку их результат ни на что не влияет. А 29,3% сочло, что посредством выборов люди могут влиять на жизнь страны; еще 15,2% - что выборы дают возможность "выбрать лучшего кандидата".

Не менее ярко данную тенденцию иллюстрируют и ответы респондентов на вопрос о причине участия в выборах. 52,7% опрошенных заявили, что "участие в выборах является долгом гражданина" и они всегда ходят на выборы. И только 19,9% выбрало вариант ответа "Я хотел отдать голос за кандидата (партию), которого поддерживаю".

Таким образом, можно констатировать, что в целом для большинства населения Казахстана выборы являются больше ритуальным мероприятием, нежели проявлением своей гражданской позиции.

Говоря о политических итогах, то главным результатом выборной кампании 2004 года стало то, что в качестве основного и самого сильного игрока окончательно утвердилась президентская администрация. Именно под ее руководством "партия власти" "победила" своих конкурентов. Вторым, не менее важным итогом, особенно важным в преддверие президентских выборов, стало четкое осознание элитой того факта, что реализация в ходе выборов-2005 каких-либо сценариев смены власти или хотя бы "внутриэлитной альтернативы Назарбаеву" попросту бессмысленна.

Межвыборный период

Практически сразу же после завершения парламентских выборов страна приступила к подготовке к президентской кампании. При этом внимание общественного мнения было отвлечено на решение проблемы с датой выборов. Ряд юристов и руководство Центральной избирательной комиссии высказали мнение, что в связи с заложенным в конституции противоречием, очередные выборы должны пройти в декабре 2006 года. Развернувшаяся дискуссия позволила "под шумок" провести огромную подготовительную работу и фактически начать предвыборную кампанию задолго до официального назначения даты выборов.

Уже 18 февраля 2005 года Нурсултан Назарбаев выступил с традиционным посланием народу Казахстана, в котором был озвучен ряд крупномасштабных инициатив по активизации социальной политики. После чего последовала серия поездок президента по всем регионам Казахстана. Как отмечалось, "глава государства принял участие в 320 региональных мероприятиях, посетил 26 промышленных и семь сельскохозяйственных предприятий, 40 объектов социального характера, побывал в 11 семьях местных жителей, встретился с работниками промышленных предприятий, сельхозпроизводителями и жителями села, представителями региональной интеллигенции, неправительственных организации, ветеранского корпуса, молодежью"(2). Одновременно с внутриполитическими мероприятиями резко активизировалась внешнеполитическая активность Астаны, венцом которой стал июльский саммит Шанхайской организации сотрудничества, проведенный в Астане.

Резко возросло число публикаций о политических, социальных, экономических успехах страны. Что было обусловлено во многом и высокими темпами экономического развития (рост ВВП в 2005 году превысил 9%, причем рост был отмечен во всех отраслях экономики). Следует отметить, что достижения Казахстана в области межнационального согласия, политической стабильности и экономического развития особенно подчеркивались в сравнении со странами, прошедшими через т.н. "бархатные революции". В предвыборный период Казахстан посетили главы всех трех прошедших через демократизацию республик, которые - что особенно подчеркивалось - выступали в роли просителей.

Проведенные опросы общественного мнения продемонстрировали, что население к "оранжистам" относительно преимущественно негативно (таблица 2).

Таблица 2. Распределение ответов на вопрос: "По Вашему мнению, "оранжевая революция" - это …", в % (ноябрь 2005 г.)
Подготовленное Западом свержение конституционного строя15,7
Стихийное народное восстание против коррумпированного режима14,9
Государственный переворот, подготовленный политической оппозицией11,8
Государственный переворот в интересах «теневой» элиты9,7
Победа демократических сил7,6
Другое0,6
Затрудняюсь ответить39,7

Мониторинг социальных настроений показывал постоянный рост показателей социального самочувствия населения. По данным исследования "Евразийский монитор", проведенного в октябре 2005 года (четвертая волна) в Казахстане, России, Беларуси и Украине, четко видно, что уровень социальной адаптации в Казахстане (79%) практически достиг аналогичных показателей в странах Европейского Союза (81%). Для сравнения: Беларусь - 58%, РФ - 40%, Украина - 28%. При этом, четко видно, что за год (с сентября 2004 года по октябрь 2005 года) количество положительных ответов на вопрос об удовлетворенности сегодняшней жизнью в Казахстане выросло более чем на 20% (с 56 до 89).

Число казахстанцев, оценивающих экономическое положение своей страны как хорошее (42%) превысило аналогичные показатели в трех других странах вместе взятых (Беларусь - 18%, РФ - 10%, Украина - 2%). Количество жителей страны, позитивно оценивающих деятельность своего президента, достигло 87% (в сентябре 2004 года - 68%)(3).

Очевидно, что подобная динамика намного превышает даже самые позитивные объективные экономические и политические реалии и, во многом, объясняется именно мощной предвыборной "накруткой" населения. Однако, результаты этой политики оказались более чем впечатляющи…

Выборы акимов и депутатов Сената

Между тем, летом 2005 года в Казахстане прошли еще две выборные кампании, которые, впрочем, не привлекли особого внимания общественности. 12 августа состоялись экспериментальные выборы районных акимов, а 19 августа - промежуточные выборы в Сенат.

Относительно выборов акимов следует отметить, что, во-первых, выборы проводились лишь в четырех районах из более чем полутораста. Во-вторых, выборы были косвенными - выборщиками были депутаты соответствующих маслихатов. А в-третьих, кандидатуры акимов предлагались вышестоящими акимами. В итоге, на свои посты были избраны ранее работающие главы администраций, получившие от 83 до 100% голосов выборщиков.

Социологические исследования постоянно указывают на высокое доверие населения к центральным органам власти и сравнительно низкое доверие к местным администрациям и представительным органам. Это обусловлено тем, что население все общеполитические достижения страны ассоциирует с деятельностью главы государства и его команды, а основные социальные проблемы - безработицу, бюрократизм, бедность, инфляцию, коррупцию и т.д. - с работой своего непосредственного руководства. Маслихаты не пользуются авторитетом в силу ограниченности своих функций, подконтрольностью акимам и слабой работой с населением. Отчасти это обусловливает и высокое число сторонников всенародных выборов районных акимов - население не доверяет эту функцию депутатам, и хотело бы иметь хоть какие-то рычаги влияния на ситуацию в своих населенных пунктах.

Депутаты Сената также избираются маслихатами (по два от каждой области, городов Алматы и Астаны), а семь депутатов назначаются на эти посты президентом. Подобный механизм приводит к тому, что выборы и работа верхней палаты практически не интересны населению. Рейтинг известности и, тем более, доверия к сенаторам в своих регионах находится на крайне низком уровне. В 2005 году на 16 мест было выдвинуто 47 человек, из которых только 36 дошли до финишной прямой (т.е., конкурс составлял примерно 2 человека на один мандат). По итогам выборов 8 депутатов сохранили свои места, а остальные заняли представители местного истеблишмента: заместители акимов областей, областной прокурор, советник акима города, председатель областного налогового комитета, районный аким, главврач областной больницы и бывший областной аким. Хотя, надо отметить, что в четырех регионах все же присутствовали элементы действительно конкурентной борьбы - победители получили менее 60%, хотя и в первом же туре. А в трех регионах депутаты были избраны с 97%.

Интерес к кампании был вызван только тем обстоятельством, что истекли полномочия и президентской "семерки", в том числе и у спикера Сената Нуртая Абыкаева, и все они подлежали переутверждению. По казахстанской конституции, председатель верхней палаты является фактическим вице-президентом страны - в случае досрочного ухода главы государства именно глава Сената становится новым президентом страны (причем, не и.о.!) на срок, на который был избран ушедший президент. Модная тема "преемничества" оказалась как нельзя кстати - если бы Назарбаев назначил нового спикера, то в глазах наблюдателей тот автоматически стал бы и основным потенциальным преемником президента. Однако, Назарбаев в присущей ему манере выдержал паузу и только 29 декабря объявил имена новых сенаторов, в том числе и Абыкаева, а 1 декабря по его предложение последний был единогласно переизбран на свой пост. Из прочих шести депутатов только двое были новичками, но сразу же вошли в руководство палаты - один вице-спикером, а другой - председателем Комитета по региональному и отраслевому развитию.

В целом, говоря о выборах акимов и сенаторов следует отметить, что косвенные выборы, хотя и основаны на компромиссе региональных элиты, все же проходят по чрезмерным патронажем исполнительной власти. А поскольку над акимами областей стоит только сам глава государства, то элементы гражданского контроля и внутреннего решения конфликтов присутствуют только в зачаточном состоянии.

Президентские выборы 2005 года

В конце августа Конституционный суд Казахстана объявил, что выборы должны состоятся 4 декабря 2005 года, после чего Мажилис своим решением официально назначил выборы на эту дату. К тому времени, триумфальные поездки президента Назарбаева по стране закончились, и глава государства заявил, что не будет проводить специальной предвыборной кампании. Собственно, в этом уже и не было необходимости: его рейтинг, оценивавшийся в начале года в 60-65% начал уже самовоспроизводящийся рост. Характерным обстоятельством является тот факт, что Нурсултана Назарбаева выдвинула кандидатом в президенты партия "Отан", и - не дожидаясь аналогичных решений других пропрезидентских партий и движений - документы на регистрацию были поданы в ЦИК (В 1999 году, Назарбаев стал кандидатом одновременно от Организации ветеранов, Демократической партии, Партии народного единства Казахстана, Молодежного общественного движения "За будущее Казахстана", Народно-кооперативной партии, Республиканской политической партии труда и Аграрного союза Казахстана). Лишь после его регистрации была создана т.н. "Народная коалиция" в поддержку кандидатуры Нурсултана Назарбаева, в которую вошли лидеры "Отана", "Асара", АИСТа и других партий и движений. Официальный предвыборный штаб возглавил и.о. председателя "Отана" Бахытжан Жумагулов.

Более половины опрошенных (56,4%) в тот период респондентов безоговорочно поддержали выдвижение Нурсултана Назарбаева на новый президентский срок. Четверть (26%) поддержали с оговорками ("жду от его политики больше"). 10,6% не одобрили, что сообщили, что не видят ему достойной замены. И лишь 3,3% сочли, что президентом должен стать другой человек.

Претендентов на эти 3 процента оказалось неожиданно много.

Проиграв парламентские выборы и лишившись своих оргструктур, оппозиция сразу же после выборов создала "Координационный совет демократических сил", председателем которого стал экс-спикер Мажилиса, экс-генпрокурор и экс-зампред партии "Отан" Жармахан Туякбай. В марте 2005 года на базе КСДС был создан предвыборный блок "За справедливый Казахстан", председателем которого также был избран Туякбай; он же сразу был провозглашен "единым кандидатом" на пост президента от "демократической оппозиции".

Выдвижение "варяга", чей оппозиционный стаж насчитывал к тому времени считанные недели отчасти было сильным ходом - Туякбай был представителем густонаселенного Южного Казахстана, где позиции оппозиции всегда были достаточно слабыми; кроме того, это был опытный политик, начавший карьеру еще при Кунаеве, имевший опыт работы в силовых структурах и парламенте двух созывов. Однако, нельзя не признать того обстоятельства, что выдвижение единым кандидатом со стороны было вынужденным шагом - в оппозиции всегда был избыток лидеров и ни один из них не пользовался должным авторитетом со стороны коллег и населения. А самое важное, что в качестве главного оппозиционера Туякбай был очень выгоден Астане - как откровенно слабый кандидат, лишенный харизмы, не имеющий серьезной поддержки даже в отведенному ему обстоятельствами избирательном поле. Немаловажным был и то, что такой человек органически не мог позвать людей на баррикады. В итоге, оппозиция имела кандидата, за чье очевидное поражение не несла никакой ответственности и чье выдвижение снимало угрозу очередного раскола. А власть имела выгодного ей по всем показателям противника, снимающего проблему консолидации протестного электората.

Однако, Туякбай не стал единственным претендентом на кабинет Нурсултана Назарбаева. Как только выборы были объявлены, Центризбирком был буквально завален заявлениями от кандидатов в президенты. Сенатор Уалихан Кайсаров, оппозиционер Каришал Асан-Ата, "борец с мафией" Амантай-кажи Асылбек, экс-кандидат на выборах 1999 года Жаксыбай Базильбаев, депутат Мажилиса Ерасыл Абылкасымов, пенсионер Максут Оразай; предприниматель Салим Отен; адвокат Мекемтас Тлеулесов, эколог Мэлс Елеусизов, безработная Мейрамкул Кожагулова, народный целитель Майя Карамаева, президент федерации фермеров Балтабай Рахимжанов, безработная Слушаш Нукенова, писатель Тилепалды Жамбулов.

Одним из последних к списку кандидатов присоединился лидер партии "Ак жол" Алихан Байменов, сразу же обвиненный экс-соратниками в попытке раскола демократического электората. Однако, проведенные исследования показали несходство электоратов Туякбая и Байменова; более того, в случае отказа одного из кандидатов от дальнейшей борьбы его электорат переходил куда угодно, но не к другому.

Как бы то ни было, количество выдвиженцев стремительно приближалось к двум десяткам. Мотивация выдвижения была в каждом случае индивидуальная. В качестве наиболее яркого примера можно привести цитату из интервью матери кандидата Нукеновой: "Училась она в СПТУ №13. На мясокомбинате работала. Потом дворником. Сейчас не работает. Я ей говорила: дочка, ты дома не сиди, работай, стаж зарабатывай. Но она не хочет. Сидит на мне. Написала письмо, чтобы в президенты пойти. Первый раз неправильно было. Тогда она новое написала. Я ее отговариваю - не ходи туда, прошу, найди тут работу, работай. Нет, мама, говорит, не хочу тут работать, в Астану хочу. Не знаю, почему она так решила…"(4).

Президентские политтехнологи добились 2-уровневой кампании: один уровень занимал действующий президент, чей рейтинг стремительно рос; на втором уровне оказалось множество претендентов на его место, которые карикатурно воевали друг с другом и обосновывали свое место на политической карте, и, по сути, некоторые более известные кандидаты просто затерялись в толпе. В итоге, кандидатами были зарегистрированы пять человек: Назарбаев, Туякбай, Байменов, Абылкасымов, Елеусизов.

Замеры общественного мнения, проводимые в ходе кампании, фиксировали неуклонный рост Назарбаева и снижение рейтинга его соперников. В октябре за действующего президента были готовы проголосовать 71,7%, в ноябре - 78,9%. Туякбай на старте кампании мог рассчитывать на 10,3%, к ее завершению его рейтинг снизился до 6,5%. Байменов потерял почти треть сторонников (с 6,8% до 4,2%). Рейтинги остальных претендентов не превышали 3% и не выходили за рамки статистической погрешности.

По мере кампании, призрак "оранжевой революции" развеялся окончательно. Лидеры блока ЗСК по давлением общественности заявили о том, что не намерены "выходить за пределы правового поля". А проведенное исследование показало, что население сохранило все тот же уровень индифферентности. На вопрос о возможной реакции в случае, если выборы будут сфальсифицированы, абсолютное большинство (более 85%) сообщило, что будет недовольно или разочаровано, но не более того. Лишь 2,6% опрошенных выразили готовность присоединиться в активным акциям протеста, но, что характерно, что более трех четвертей из них выразили намерение голосовать за Назарбаева.

4 декабря выборы состоялись; за кандидатуру Нурсултана Назарбаева проголосовал 91,15% избирателей, за Жармахана Туякбая - 6,61%, за Алихана Байменова - 1,65%, за Ерасыла Абылкасымова - 0,34%, за Мэлса Елеусизова - 0,28%. Уже через два дня, 6 декабря, Центральная избирательная комиссия утвердила итоги выборов. Критика выборного процесса была озвучена группой наблюдателей ОБСЕ и представителями оппозиции, однако дальнейшего развития эти заявления не получили.

Таблица 3. Рейтинги кандидатов в президенты по данным социологических опросов и официальные итоги выборов, %
КандидатСоц. опрос,
октябрь 2005 г.
Соц. опрос,
ноябрь 2005 г.
Данные ЦИК,
4 декабря 2005 г.
Соц. опрос,
декабрь 2005 г.
(поствыборный)
Назарбаев Нурсултан71,778,991,1590,5
Туякбай Жармахан10,36,56,612,1
Байменов Алихан6,84,21,650,6
Абылкасымов Ерасыл2,50,40,340,2
Елеусизов Мэлс1,10,30,280,2
Не решил(а)5,19,9--
Отказ от ответа---6,5

По итогам поствыборных исследований общественного мнения было установлено, что 75,7% опрошенных считают итоги состоявшихся выборов вполне достоверными. Еще 16,8% признали определенные нарушения, не оказавшие существенного влияния на общий итог. В целом же, 69,2% полностью и безоговорочно поддержали избрание Нурсултана Назарбаева на очередной срок, а 23,2% поддержали относительно, рассчитывая на дальнейшие политические и экономические реформы.

Политические итоги президентских выборов

Первым и главным итогом выборов является сверхвысокий уровень электоральной поддержки Нурсултана Назарбаева: 91%, полученный им на выборах, дает ему карт-бланш практически на любые действия - население однозначно продемонстрировало, что довольно сегодняшним положением дел в стране. Одновременно, столь высокий процент позволяет предположить, что президент не связан ни какими обязательствами перед элитой - это, прежде всего, его личная победа, а не результат консолидации политической и деловой элиты страны, обеспечивший ему победу. Выборы 2005 года можно считать даже не выборами, а плебисцитом по одобрению политики президента страны.

Вторым по значимости итогом следует признать разгромное поражение казахстанской оппозиции, обусловленное как ее слабостью и неэффективностью, так и резким уменьшением протестного электората, вызванным ситуационными обстоятельствами. Оппозиция не смогла даже удержать те электоральные позиции, которые заняла на парламентских выборах. К примеру, 82,9% из тех, кто голосовал в 2004 году за партию "Ак жол", отдали свои голоса за действующего президента, и лишь по 7,3% перешли к Байменову и Туякбаю. При этом, интересно, что 40% тех, кто голосовал за Туякбая и 66% голосовавших за Байменова в целом или с оговорками поддерживает избрание Назарбаева на новый срок.

В целом же, вся история оппозиционного движения в стране позволяет сделать вывод о том, что имеет место протест не населения, а той или иной части элиты, которая под воздействием ситуационных обстоятельств пытается оказать давление на президентский курс, но постоянно терпит поражение в ходе выборных кампаний. Примерами тому является поражение партии "Азамат" на выборах 1999 года, поражение ДВК на выборах 2004 года, а также президентские выборы.

Итоги президентских выборов показывают, что в Казахстане не сформировалось представление о том, что из себя может представлять альтернатива Назарбаеву, кто бы это мог быть персонально, а главное - зачем она вообще нужна. Замеры общественного мнения перед выборами показали, что около 15% населения считают, что альтернатива все же есть, но лишь менее 40% из них увидели ее в представленных кандидатах, а треть не смогла ее персонифицировать. Таким образом, выборы 2005 года лишний раз продемонстрировали безальтернативность Назарбаева в качестве руководителя Казахстана, основанную на тотальной поддержке населением его политики.

В целом, же характеризуя все прошедшие за последние годы выборные кампании, необходимо отметить, что для населения сама процедура участия в выборов является, в первую очередь, ритуалом, традицией, не подкрепленной изначально заложенным в это понятие смыслом. В отношение выборов президента эта тенденция основана на его безальтернативности, а в отношении всех других выборов - в их фактически бессмысленности для населения. Аналогичное суждение можно высказать и для политических, деловых и региональных элит Казахстана - реальная политическая борьба идет, по сути, лишь в приемной главы государства, а на поверхность выплескиваются лишь ее отголоски.

И здесь вступают в противоречие две основополагающих тенденции развития постсоветского развития страны: интересы населения и элиты по сохранению политической стабильности и межнационального согласия и чрезмерно централизованный механизм решения политических, экономических и социальных проблем. Поэтому дальнейшее поступательное развитие Казахстана зависит от того, сможет ли власть найти разумный компромисс между ними и продолжить постепенную модернизацию действующей политической системы страны, хотя и пользующейся широкой поддержкой у населения (как показали выборы), но постоянно вынужденной реагировать на новые вызовы.

Примечания:
(1) Здесь и далее: в статье использованы материалы социологических исследований, проводившихся в 2004-2005 гг. центром коммуникативных технологий "Репутация" (Алма-Ата).
(2) М. Касымбеков. Рабочий график Президента // Казахстанская правда. 6 января 2006.
(3) См.: http://www.zircon.ru/russian/publication/1/051124.pdf
(4) С. Терещенко. Безработная карагандинка решила стать президентом // Новый вестник, 28 сентября 2005.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже