Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


"Гордость нации"
Данияр АШИМБАЕВ
12 марта
ЦентрАзия.Ру

8 марта журнал "Forbes" сделал бесценный подарок казахстанским женщинам и всему казахскому народу. Впервые за длительный период существования рейтинга самых богатых людей мира в него вошли 2 казаха и 1 казашка. Конечно, если быть точным, то казахстанцы в списке появились уже два года назад, но тогда речь шла о людях, не являющихся уроженцами Казахстана (и не совсем его гражданами). В марте 2005 года список журнала "Forbes" пополнили владельцы Евразийской промышленной ассоциации – Александр Машкевич, Патох Шодиев и Алиджан Ибрагимов. Их состояние было оценено в 1 миллиард долларов США (у каждого) и 620-е место в рейтинге.

Через год список казахстанских миллиардеров доукомплектовал и возглавил руководитель и основной акционер корпорации "Казахмыс" Владимир Ким. Его состояние эксперты журнала оценили в 2,7 млрд. долларов (258-е место). Шодиев, Машкевич и Ибрагимов удвоили свои капиталы и поднялись в рейтинге (по 2 млрд. и 382-я строка). В пятерку самых богатых людей мира вошел и еще один "соотечественник" – владелец Карметкомбината и член Совета иностранных инвесторов при Президенте РК Лакшми Миттал (23,5 млрд.).

Но время идет. Как и следовало ожидать, активность крупных казахстанских компаний на мировом и внутреннем рынке не могла не сказаться на данных очередного рейтинга. Первичное размещение акций (IPO) на Лондонской фондовой бирже "РД КМГ", "Казахмыса", Казахалтына" и других, а также процесс легализации капиталов, показавший истинные лица основных владельцев крупных национальных активов, существенно скорректировали картину.

Вспомним и заявление Нурсултана Назарбаева, прозвучавшее 12 декабря 2006 года в ходе встречи с членами правления союза предпринимателей и работодателей "Атамекен": "У нас есть богатые люди, и это должно открыться. Почему Абрамович может, а мы не можем сказать, сколько у нас имеется средств. Необходимо прививать уважение к частной собственности и зажиточным людям".

С учетом этих и других, пусть не так бросающихся в глаза, изменений в политике государства по отношению к крупному бизнесу как классу, можно говорить о том, что крупные корпорации и их владельцы окончательно готовы к системному встраиванию в существующий политический режим (и этот процесс взаимен и уже практически необратим).

Логическим завершением всех указанных выше процессов и явлений и явились свежие данные журнала "Forbes" за март 2007 года. Список самых богатых людей мира пополнился еще тремя казахстанцами (и первыми казахами), при росте капиталов остальных игроков.

Самым богатым признан опять же Владимир Ким (142-е место и 5,5 млрд.), который, судя по имеющейся информации, становится еще и совладельцем ЕПА. Второе место (и 458-е – в общем списке) заняли Тимур и Динара Кулибаевы – их капиталы оценены в 2,1 млрд. у каждого (или 4,2 на двоих). Шодиев, Машкевич и Ибрагимов несколько потеряли и в деньгах, и в рейтинге – по 1,9 млрд. и 538-е место. Седьмым казахстанским миллиардером стал председатель совета директоров "Казкоммерцбанка" Нуржан Субханбердин (664-е место в общем рейтинге и 1,5 млрд.).

Вместе с тем, полагать данный рейтинг точным и тем более исчерпывающем преждевременно. (Не считая мелких и забавных неточностей в приложениях и справках к нему. Так, Тимур Кулибаев "married, 1 child", а его супруга – "married, 2 children"; или сочетание в одном абзаце таких словосочетаний, как "self made" и "son-in-law of Kazakhstan"s President").

Все мы родом из…

Основные сектора казахстанской экономики (по капитализации, прибыли, активам) – это нефтегазодобывающая промышленность, финансово-банковский сектор, черная, цветная металлургия и строительство.

В нефтегазовом секторе практически нет отдельных игроков – он представлен крупными корпорациями – нацкомпанией "КазМунайГаз" ("Узеньмунайгаз", "Эмбамунайгаз", "КазТрансОйл", "КазТрансГаз"), китайской корпорацией CNPC (Кумкольское месторождение и Шымкентский НПЗ – в доле с КМГ, "Актобемунайгаз», "Каражанбасмунай" и большим числом мелких и средних нефтяных компаний), "Шеврон" (СП "Тенгизшевройл"), российская НК "ЛУКойл" (50% месторождений Алибекмола, Кожасай, Каракудук, Северные Бузачи и Арман – совместно с Лакшми Митталом; СП "Тургай-Петролеум" – совместно с CNPC) и т.д. Стоит отметить, что Миттал и глава "ЛУКойла" Вагит Алекперов в рейтинге "Forbes" представлены на достаточно высоких позициях. КМГ и CNPC – структуры государственные, но не надо забывать о достаточно тонкой грани, разделяющей государственную и частную собственность в Казахстане. "КМГ" вместе с рядом других компаний, входит с 2006 года в состав госхолдинга "Самрук" (в числе других активов "Самрука" можно назвать госпакеты акций АО "Казпочта", "Казахстан темир жолы", "Казахтелеком", "КЕГОК", "КазКуат", "Экибастузский энергоцентр", "Казахский научно-исследовательский институт энергетики имени академика Ш.Ч. Чокина" (50%), "Бухтарминская ГЭС", "КОРЭМ ", "Шульбинская ГЭС", "Усть-Каменогорская ГЭС", "Астанаэнергосервис", "Эйр Астана" (51%), "Мангистауская РЭК ", "Казмортрансфлот", "Казахстан Инжиниринг", "Майкаинзолото" (25%), "Аэропорт Павлодар", "Международный аэропорт Актобе", "Международный аэропорт Астана", "Акбакайский ГОК" (33%). Таким образом, тот, кто контролирует "Самрук", контролирует и всю казахстанскую экономику. Думается, излишне упоминать о фамилии первого зампреда правления госхолдинга Тимура Кулибаева.

Финансово-банковский сектор представляют такие банки, как "Народный банк", "Казкоммерцбанк", "ТуранАлем", АТФБанк, "ЦентрКредит", "Нурбанк", "Альянс Банк" и другие. Контрольный пакет акций (58%) "Народного банка" принадлежит холдинговой компании "Алмэкс" (владельцы – Тимур и Динара Кулибаевы), "Казкоммерцбанк" контролируется менеджментом во главе с Нуржаном Субханбердиным (на ноябрь 2006 года он прямо или косвенно контролировал 38,1% акций банка). По итогам акции легализации стали известны акционеры АТФБанка – ими стали (или были) управляющий делами президента Булат Утемуратов и его семья (65,3% акций банка). Акционером "Нурбанка" по собственному признанию является посол в Австрии Рахат Алиев (в официальном списке акционеров пока есть только его отец). Акционерами "ТуранАлема" является большая группа компаний, а также иностранные инвесторы; вместе с тем, в качестве реальных владельцев можно назвать семью покойного председателя правления банка Ержана Татишева, а также – де-факто – нынешнего председателя совета директоров банка Мухтара Аблязова. "ЦентрКредит" контролируется менеджментом во главе с Бахытбеком Байсеитовым (28,7% акций). 68,1% акций АО "Альянс Банк" принадлежит финансовой корпорации "Сеймар Альянс" (акционеры: Маргулан Сейсембаев, Ерлан Сейсембаев и Аскар Галин – по 33,3%). "Евразийский банк" принадлежит "Евразийской финансово-промышленной компанией" (владельцы: Машкевич, Ибрагимов и Шодиев – по 33,3%). 66,57% акций "Цеснабанка" принадлежат корпорации "Цесна", 65,1% акций которой, в свою очередь, принадлежат руководителю администрации президента Адильбеку Джаксыбекову. Нурлан Каппаров и Берик Каниев владеют контрольным пакетом "Казинвестбанка" (39,9 и 22,2% соответственно), не считая многих других активов, включая ряд нефтяных месторождений.

Говоря о финансовом секторе необходимо отметить, что речь идет не просто о контроле над банком, а о развитой структуре, своего рода мини-империи, куда, как правило, входят страховые, ипотечные, лизинговые, брокерские, консалтинговые компании, пенсионные фонды, дочерние банки (в том числе и за рубежом), торговые дома.

Банки давно перестали играть роль "простых" финансовых институтов – среди их акционеров крупные госчиновники. Руководители правительства, Нацбанка и Агентства финнадзора – выходцы из банковского менеджмента. Банки (или их акционеры) контролируют СМИ, некоторые политические партии и общественные объединения и т.д. Прошлогодние конфликты между исполнительной властью и банковским лобби лишний раз продемонстрировали, на чьей стороне большая политическая власть.

Там царь Кощей над златом чахнет…

Вопросы собственности в металлургической сфере определились давно (и надолго). Более 60% акций АО "Казцинк" (цветная металлургия Восточного Казахстана) принадлежит швейцарской компании "Kazastur Zink AG" (наследница известной трейдерской компании "Гленкор", созданной более десятка лет назад небезызвестным Марком Ричем). Нельзя не обратить внимание и на такой момент: в октябре 2006 года сообщалось, что "Казцинк" владеет 1,34 млн. акций "АТФБанка" (5,8%), затем приобрел еще 580 тыс. акций, а в после этого списке акционеров оказался все тот же Булат Утемуратов…

Карагандинский металлургический комбинат (и многие смежные предприятия, включая энергетику и угольные разрезы) принадлежит индусу-миллиардеру Лакшми Митталу (5-е место в списке "Forbes" и 32 млрд. долларов). С недавнего времени Миттал стал играть и в нефтяном секторе – в декабре 2006 года инвестиционный фонд "Mittal Investments" приобрел за 980 млн. долларов 50% акций компании "Caspian Investments Resources" (бывшей "Nelson Resources") у компании "Lukoil Overseas".

Медная корпорация "Казахмыс" контролируется Владимиром Кимом, который в последнее время консолидирует в своих руках все больший пакет акций). Помимо контроля над "Казахмысом" Ким расширяет свое присутствие и в других сферах. В марте 2006 года было объявлено о том, что предприниматель намерен приобрести 25% акций компании "ENRC Kazakhstan Holding B.V." (бывшая ЕПА). На уже после публикации рейтинга «Forbes» стало известно о намерения «Казахмыса» еще больше диверсифицировать бизнес – путем приобретения нефтяных и газовых месторождений.

"ENRC" была зарегистрирована в 2006 году; в ее уставном капитале были консолидированы пакеты акций ТНК "Казхром", АО "Алюминий Казахстана", "Казахстанский алюминиевый завод", "Жайремский ГОК", "Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение", "Евроазиатская энергетическая корпорация", "ENRC Logistics" и "ENRC Marketing & Sales". Причем консолидированы не только акции, принадлежащие Машкевичу, Ибрагимову и Шодиеву (примерно по 60-70%), но и государственные пакеты акций. Как было сказано в заявлении компании, "ENRC обеспечивает 5% ВВП Казахстана и является третьим по величине производителем ферросплавов, мировым лидером в сфере добычи и обработки железной руды, поставщиком двух пятых производимого в мире галлия, а также ведущим производителем концентратов глиноземов и марганца. Группа обладает четвертью мировых запасов хрома и является крупнейшим в Казахстане поставщиком энергии". Кроме казахстанских компаний в группу входит германский производитель медных изделий MKM. Любопытно, что генеральным директором ENRC стал партнер и соратник Лакшми Миттала – Йоханнес Ситтард (в прошлом возглавлявший Карметкомбинат).

Столь бурные процессы взаимопереплетения коммерческих интересов компаний, работающих на казахстанском рынке, весьма любопытны. Происходит процесс консолидации наиболее крупных игроков, в котором участвуют государство, Лакшми Миттал, Машкевич, Ким и другие, однако конечная цель этих процессов (как и многие важные детали) остается пока не совсем понятной.

Можно отметить только то обстоятельство, что влияние государства на процесс принятия решений в горнодобывающей промышленности неуклонно сокращается. Этому во многом способствует проведение IPO указанных компаний на зарубежных фондовых биржах, которое, с одной стороны, окончательно легализовало результаты приватизации 90-х годов, мягко говоря, не отличавшиеся особой прозрачностью, а с другой, фактически вывело предприятия из под национальной юрисдикции. Теперь права собственников защищены коммерческими интересами зарубежных инвесторов (в первую очередь, пенсионных фондов), а значит и всей мощью Европейского союза и НАТО (на случай каких-либо событий внутриполитического характера в РК).

Аналогичные процессы происходят и в других компаниях, работающих в горно-металлургической промышленности. "Казатомпром" активно интегрируется с российскими предприятиями атомной промышленности и до сих пор не вошел в состав госхолдинга "Самрук" (хотя такие разговоры активно ходили). Не с этим ли обстоятельством связана развернутая недавно в прессе кампания по обвинению руководства "Казатомпрома" во всех смертных грехах? (и которая лишний раз обратила внимание на отсутствие прозрачности в этой сфере). А ведь эта нацкомпания – стратегически важная структура республиканского, международного, да и регионального значения.

Сделки с акциями предприятий золотодобывающей промышленности также чаще освещаются в зарубежной прессе, нежели в отечественной. И здесь магическое IPO оказало свой эффект – выход на Лондонскую фондовую биржу снял все возможные вопросы, связанные с деятельностью концерна "КазахАлтын" (рудники Бестобе, Жолымбет и др.), принадлежащего семье академика Асаубаева. В ближайшее время выйдет на IPO в Лондоне и компания "Eurasia Gold Corporation" (месторождения Центральный Мукур и Миялы), принадлежащая семье Мукашевых (54%) и российскому предпринимателю Виктору Вексельбергу (24,9%). Речь идет даже не о том, каким образом в этих компаниях сложилась структура собственности, а о том, что сама постановка такого вопроса уже утратила свой смысл.

Казахстанские строительные компании на фондовом рынке не представлены, так что имена их конечных собственников остаются неизвестными. Единственное исключение – АО "Трансстроймост", 50,6% акций которого принадлежат Аскару Кулибаеву.

А между тем, такие строительные корпорации как "Базис-А", "KUAT", "Алматыкурылыс", "TS Engineering", "Век", "Элитстрой" и другие контролируют один из самых капиталоемких, быстрорастущих и – главное – высокодоходных секторов национальной экономики. По данным Министерства индустрии в 2006 году объем строительно-монтажных работ в Казахстане составил около 10 млрд. долларов США. Инвестиции в основные фонды составили около 23 млрд. долларов.

Строительство – как и банки – стало чем-то большим, нежели просто проектирование и возведение зданий и сооружений. Во-первых, полное отсутствие каких-либо крупных проектов инвестиционных проектов в промышленности (вкупе с нежеланием банков ими заниматься) и неразвитость фондового рынка ведут к росту инвестиций в элитные недвижимость и строительство (оттягивая попутно все мощности из других потенциальных проектов, в первую очередь, из социальной сферы). Во-вторых, благодаря деятельности всевозможных квази-госструктур в городах происходит передел на рынке недвижимости (причем, как обычно, за счет населения), который – благодаря нехитрым инвестициям в отдельных чиновников – позволяет извлекать сверхприбыли даже не столько из строительного процесса, сколько из самого процесса "освобождения" потенциальных стройплощадок. В-третьих, процесс участия государства в строительном бизнесе по-прежнему остается не слишком прозрачным и законным.

Таким образом, экономическая конъюнктура на мировых рынках позволяет извлекать гигантские сверхприбыли от экспорта углеводородного сырья и металлов, а избыток финансовых ресурсов – детище удачного экспорта – делает сверхприбыльными рынок недвижимости и финансово-банковский сектор. Можно даже сказать, что страна живет за счет спекуляции – один доллар, вложенный в добычу природного сырья (при его сравнительно низкой себестоимости), приносит многотысячные сверхприбыли, обогащая экспортеров, банкиров, импортеров, застройщиков, чиновников и т.д. Низкой себестоимость при этом способствует и низкая требовательность соответствующих государственных структур, призванных контролировать соблюдение всевозможных экологических, архитектурно-строительных, трудоохранных норм (не считая взаимовыгодного либерализма таможенных, налоговых, лицензирующих органов и т.д.).

"Liberal values"

Исполнительная власть из года в год принимает на себя повышенные обязательства по наведению порядка, исправлению перегибов, улучшению качества, укреплению стабильности, повышению инвестиционной привлекательности и прочая. При этом, не менее исправно сокращается реальное влияние государства на функционирование крупных корпораций, которые давно разрослись, окрепли, стали многопрофильными и – в немалой степени – транснациональными. Причем речь идет не только о частном секторе, но и о государственном.

Если еще 5-7 лет назад отечественные "олигархи" пытались противостоять государству в его наиболее одиозных проявлениях, финансируя оппозиционные движения и СМИ, то на сегодняшний день можно констатировать практически окончательное сращивание государства и крупных корпораций. Корпорации самостоятельно формируют свои программы, снабжают кадрами государственные органы, охотно берутся за выполнение все большего числа "непрофильных" функций государства, активно играя при этом роль "младшего" партнера, который на самом деле подчинил себе весь процесс – от выработки решения до контроля за его исполнением. При этом говорить о полном сращивании интересов преждевременно, да и нецелесообразно. По ряду вопросов, таких как реальный уровень доходов населения (т.е. – потенциальная электоральная поддержка), государство и корпорации остаются естественными противниками. Хотя степень противостояния серьезно оценивать, конечно, нельзя. Не имея возможности обуздать аппетиты монополистов, государство исправно увеличивает социальные пособия. Не имея сил и воли направить частные инвестиции в перерабатывающие и наукоемкие отрасли, государство создает собственные инвестиционные институты, которые рано или поздно переходят под контроль корпораций (или сами становятся таковыми).

Еще не так давно на повестке дня стоял вопрос "борьбы с олигархами (мегахолдингами)"; ныне можно резюмировать: олигархов больше нет – те, кто так назывался, просто стали естественной и органичной частью самой власти. Публичная политика вообще стала терять свой смысл – поскольку финансирование оппозиции стало бессмысленным в силу сращивания интересов власти и ее (оппозиции) бывших спонсоров; дополнительно усилилась функция оппозиции и независимых СМИ в качестве инструмента разборок между околовластными группировками. Консолидация же провластных политических сил окончательно сняла вопрос даже о формальной конкуренции в этой сфере. Даже в самой терминологии произошла смена акцентов. В словосочетании "консолидированная демократия" ударение перешло на термин "консолидация", в термине "корпоративное управление" – на "корпорации". На повестке дня замаячил такой термин как "корпоративная демократия"…

Грозит ли все это нынешней политической системе страны?

Сырье как источник

Как показали практика и исторический опыт, ни тоталитаризм, ни западная демократия в Казахстане невозможны. Концепция "просвещенного авторитаризма", возникшая в ходе идеологических дискуссий в середине 90-х годов, оказалась намного более устойчивой. Как показывали социологические исследования в ходе последней президентской предвыборной кампании, подавляющее большинство населения целиком и полностью поддерживает действующего президента, какие бы политические и экономические реформы он не проводил. Вместе с тем, проведенные реформы позволили стране сохранить стабильность и обеспечить достаточно высокий уровень развития экономики, естественно с упором на ее сырьевую специализацию. Является ли достигнутое положение идеальным? Отвечая на этот вопрос скорее отрицательно, можно только указать, что в существовавших условиях проводимый курс был объективно единственным. Невозможно было сохранить стабильность и при этом проводить реформы без ужесточения системы. При этом любое ужесточение априори ведет к закрытости и непрозрачности. Тотальная демократизация при этом опасна, поскольку наше государство – исторически – может существовать только в условиях сильного администрирования, позволяющего снимать любые острые противоречия.

Сменяемость элит, предлагаемая многими экспертами как панацея от всех болезней, также неспособна уже сыграть какую-либо позитивную роль (кроме психологической), поскольку все основные претенденты на роль будущих министров/акимов и прочих сановников активно участвуют в проходящих процессах, и проводить курс, отличный от нынешнего, неспособны по определению. О смене поколений говорить также бессмысленно, поскольку все тот же исторический опыт говорит, что каждое следующее поколение как минимум не лучше предыдущего.

Похоже, что единственный способ функционирования государства – в силу изложенных политических, экономических причин и во многом благодаря роли Казахстана в мировом распределении труда – это постоянная модернизация, призванная не изменить/перестроить режим, а заменять прогнившие винтики такими же, только более новыми.

Роль же корпораций при таком раскладе понятна и очевидна. Во-первых, они обеспечивают перераспределение национального дохода между широкими слоями республиканской элиты (в государстве эту роль играет коррупция). Во-вторых, они обеспечивают функционирование экономики – с учетом потребности мировой экономики в нашей нефти и неспособности государства как-то системно потратить заработанные деньги. В-третьих, они способны – финансово и организационно – обеспечить преемственность курса в случае каких-либо политических девиаций. В-четвертых, их существование, развитие и сращивание с государством – это единственный способ ликвидировать потенциальную контрэлиту и консолидировать всю политическую и деловую элиту страны вокруг проводимого курса.

И такая картина будет существовать ровно столько, сколько мировые цены на углеводородное сырье (металлы, уголь, пшеницу или верблюдов с баранами) будут пребывать на должном уровне, позволяющем проводить подобный курс и стимулирующем его.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже