Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Навстречу выборам
Данияр АШИМБАЕВ
3 июля
ЦентрАзия.Ру

До внеочередных выборов в Мажилис – нижнюю палату казахстанского парламента – осталось менее семи недель, а партии, под которые собственно и было переделано выборное законодательство, до сих пор находятся в состоянии спячки.

Причина этого вполне очевидна – несмотря на то, что и о самом факте досрочных выборов, и о примерной дате (конец августа – начало сентября) говорилось давно, еще в начале года, аргументационная база последних событий до сих пор осталась довольно-таки туманной.

Героическое поведение депутатов Мажилиса 3-го созыва, назвавших себя "тормозом на пути реформ", выразивших непоколебимое желание досрочно сдать мандат, а ныне покорно сообщающих в интервью о том, что они не против вновь его заполучить – если партия даст "добро", – уже перестали вызывать истерический хохот среди тех, кто отечественной политикой мало-мальски интересуется.

Несмотря на то, что и председатель Конституционного совета, и заместитель руководителя Администрации президента по правовой политике "убеждали" депутатов и общественность, что "досрочные выборы вовсе необязательны", депутаты все же "надавили" на Главу государства. Собственно говоря, в принятых поправках в Конституцию ничего не говорится о том, что они (поправки) должны вступить в силу после избрания нового Мажилиса, а значит, они уже вступили в силу – с момента опубликования изменений в Основной закон в печати. Это говорит о том, что "проблема" находится не в правовой плоскости, а в политической.

Возможно, "кого-то" не устроил именно нынешний состав парламента, но поведение депутатского корпуса за два с лишним года его работы не давало ни малейшего повода усомниться в его сверхлояльности (о чем говорит хотя бы дружное пожелание поскорее сложить свои полномочия). Отсутствие какой-либо системной работы (результаты которой обычно видны невооруженным взглядом) по превентивному конфигурированию будущего Мажилиса также вызывает серьезные вопросы: значит ли все это, что ни нынешний, ни будущий состав депутатского корпуса никоими образом не связаны с причиной досрочных выборов?

На основе всех имеющихся фактов можно все же попытаться назвать некоторые возможные причины. Во-первых, забота о бюджете – выборы Мажилиса и маслихатов отныне получаются совмещенными, что позволяет экономить и ресурсы государственного бюджета, и ресурсы самих партий. Во-вторых, охрана труда и здоровья – слабеющий уровень политического менеджмента (особенно там, где он слабеть теоретически не должен) вынуждает сократить электоральный цикл на год, чтобы не ввязываться в длительную позиционную войну (наподобие 2003-2005 гг.), в которой противник заранее ухитряется получить моральное превосходство. В-третьих, забота о стабильности – перегрев экономики, неэффективная политика в области регулирования монополий и финансового регулирования, все более частые коррупционные скандалы и события вроде тех, что произошли в Шымкенте, Маловодном, Бакае, предстоящая административная реформа, неясность по поводу предстоящих выборов в России и США – все это создает весьма "неприятный" фон, на котором бы происходили "плановые" выборы в 2009 году. В-четвертых, забота о будущем – нетрудно подсчитать, что выборы 5-го Мажилиса состоятся (теоретически) в августе 2012 года, за четыре месяца до следующих президентских выборов и станут их, так сказать, генеральной репетицией – тем более, что многие начали эту подготовку заблаговременно.

Что же касается даты выборов – 18 августа – то она очень даже удобна: летняя жара, сезон отпусков, студенческие каникулы, все это минимизирует возможные политические риски и облегчает задачу организации выборного и поствыборного процесса. И речь идет не только об оппозиции. Упразднение системы одномандатных округов (не считая создания СПК) бьет по интересам местных элит, среди которых в последнее время наблюдаются весьма интересные процессы, которыми, честно говоря, мало кто интересуется. То обстоятельство, что согласно обновленной Конституции все рычаги управления регионами из центра отныне замкнуты на президента, позволяет предположить, что центр все же намерен укрепить свое влияние на акимский корпус. Об этом говорят и фактическая отмена института квази-выборов акимов, и первая за многие годы горизонтальная ротация председателей дисциплинарных советов, и даже то, что в законодательство о местных органах власти не стали пока вносить вытекающие из конституционных поправок изменения…

Что же касается самих предстоящих выборов, то очевидно отсутствие единой стратегии их проведения. На сегодняшний день картина такова, что в рамках дальнейшей демократизации мы получим однопартийный парламент, что, конечно же, станет хорошим козырем при решении пресловутого вопроса о председательстве в ОБСЕ. Анализ основных масс-медиа позволяет предположить, что в Мажилис могут "пройти" такие признанные "фавориты" выборных кампаний, как "Ауыл", КНПК и "Ак Жол". При этом "Нур Отан" готовит общественное мнение к тому, что намерен получить от 75 до 80% голосов. (Негоже, мол, партии, поглотившей АПК, ГПК и "Асар", взять на выборах меньше, чем получили в 2004 году "Отан", АИСТ и "Асар" – 60,62% + 11,38% + 7,07% = 79,07%).

Отдельные аналитики всерьез рассуждают о возможности получения той или иной оппозиционной партией 2-3 мест, хотя элементарный подсчет говорит о том, что при наличии 98 мест и 7%-ного барьера партия, проходящая в Мажилис, получает никак не менее 7 мандатов.

С этой точки зрения, можно предположить, что "Нур Отан" возьмет "свои" 79%, а оставшиеся 21% поделят на три вышеназванные партии (по 7% каждой). К сожалению для многих, такая конструкция является чересчур умозрительной. Во-первых, потому партий у нас больше, а во-вторых, указанная тройка, как показывает опыт, попросту не сможет осилить задачу по преодолению барьера.

Рассмотрим партии и их перспективы. Фаворит нынешних и всех предыдущих выборных кампаний – Народно-демократическая партия "Нур Отан". В 1999 году она получила 30,89% голосов (+ 25,24% отданных за партии, затем вошедших в ее состав, итого – 56,13%), а в 2004 году – 60,61% (+18,45%, итого 79,07%). Партию возглавляет лично Глава государства (и он же является ее основным политическим активом). Численность партии постоянно растет, в ее рядах состоит большинство акимов, многие из которых возглавили областные, городские и районные филиалы. Кроме того, благодаря деятельности и.о. председателя партии Бакытжана Жумагулова "Нур Отан" вел активную работу в СМИ, что позволило партии не выходить из "тонуса" весь межвыборный период. Вместе с тем, базовый электорат "Нур Отана" можно оценить в 45-55%, которые состоят из более или менее твердых сторонников партии и президента и цементируются пропагандистским ресурсом Астаны. Административный ресурс, без которого не обходится ни одна выборная кампания, позволяет прибавить еще 10-15%. Можно ожидать, что рост протестного электората в ряде регионов, а также "саботаж" со стороны некоторых местных элит не позволят расширить электоральную базу партии на нынешних выборах; тем более, что август – не самое лучшее время для массовых пропагандистских мероприятий. Не стоит забывать, что "Нур Отан", по логике вещей, не должен взять слишком много голосов, что должно позволить пройти в Мажилис еще 2-3 партиям.

Оставшимся 7 партиям придется нелегко, тем более, что блоки были запрещены новым выборным законодательством, а сами партии к выборам оказались абсолютно не готовы – за прошедшие два с лишним года фактически распались все существовавшие медийные и региональные структуры – основной инструмент политической борьбы, не считая личностей лидеров. Лидеры, к слову сказать, находятся не в лучшей форме, что и их партии; новых фигур не возникло, а те, что были – мягко говоря, поблекли.

В алфавитном порядке:

Демократическая партия Казахстана "Ак Жол". В активе байменовцев второе место на выборах 2004 года – 12,04% (до раскола) и унизительно низкий результат президентских выборов – 3-место и 1,61% голосов, поданных за Алихана Байменова. После раскола в марте 2005 года "Ак Жол" практически не подавал никаких признаков жизни, о деятельности его региональных структур ничего не было слышно, а сам Байменов в последнее время стал настолько "конструктивен", что перестал выделяться на общем фоне. Электорат партии можно оценить в 1-2%, еще 2-3% ей позволит получить уход со сцены партии "Нагыз Ак Жол", которая все это время поддерживала на плаву некогда единый брэнд. Дальнейшие перспективы партии зависят от того, удастся ли Байменову повторить "акжоловский" трюк 2004 года, когда партия была во власти и в оппозиции одновременно, что позволило собрать относительно неплохой урожай. Проблема лишь в том, что раньше "Ак Жол" был партией множества лидеров, а теперь Байменов практически один. Присоединение к "Ак Жол" Демократической партии "Адилет" (бывшая ДПК, 0,76% на выборах-2004) особых преимуществ "Ак Жолу" не даст, поскольку эта партия так и не смогла сколь-нибудь серьезно раскрутиться.

Казахстанская социал-демократическая партия "Ауыл". Партия возникла в начале 2000 года из числа депутатов Мажилиса 2-го созыва, прошедших при поддержке "Отана". На выборах 2004 году "Ауыл" получил 1,73%, после чего, вместе со всеми, ушел в спячку. Лидеры партии считают своим электоратом сельскую интеллигенцию, однако даже в этой среде партия особенно не известна. Само название – "Ауыл", а также уход со сцены Аграрной партии позволяет пока рассчитывать на 2-3%, еще 1-2% может добавиться во время предвыборной кампании. У партии некогда была небольшая поддержка местного административного ресурса, но оценивать ее перспективы серьезно пока рано.

Коммунистическая народная партия Казахстана. КНПК возникла в результате раскола КПК в канун прошлых выборов, ставшего результатом внутренних противоречий и работы столичных политтехнологов. На выборах 2004 года новорожденная партия получила 1,98% голосов. Достоинством партии является то, что ее костяк составили более или менее опытные аппаратчики из ЦК и обкомов некогда единой КПК. Не имея в своем составе ярких и харизматичных фигур (кроме, пожалуй, такого неоднозначного политика как экс-депутат Ерасыл Абылкасымов), КНПК удалось удержаться на плаву и сохранить региональные филиалы. Неудавшееся объединение с КПК позволило партии немного напомнить о себе. Электорат КНПК можно оценить в 3-4%. Многое зависит от того, удастся ли партии перед выборами заманить в свои ряды известных политиков (с ораторскими данными), а также отбить часть электората у КПК и ОСДП (еще 3-4%).

Коммунистическая партия Казахстана. В какой-то степени это старейшая партия страны, хотя формально и не является правопреемником КПК образца 1937-1991 годов. В нынешнем виде партия возникла в декабре 1991 года, несколько расцвела под руководством Абдильдина. На парламентских выборах 1994 года – ни одного мандата, в 1995 году – 2 депутатских места в Мажилисе, в 1999 году – 11,7% на президентских выборах и 17,75% – на парламентских выборах. Это был звездный час КПК. После этого в партии начались расколы, а сама партия оказалась под сильным влиянием неодемократов. В 2004 году в составе коалиции с ДВК коммунисты получили 3,44%, а на президентских выборах поддержали единого кандидата от радикальной оппозиции Жармахана Туякбая. 69-летний Серикболсын Абдильдин и его партия явно не готовы к выборам (первый секретарь ЦК недавно объявил, что "себя уже давно списал не берег"), финансовых, кадровых, организационных ресурсов у партии практически нет, то КПК вынуждена участвовать в выборах – хотя бы для сохранения некогда великого названия. Общий электорат коммунистов можно оценить в 4-6%, но на этом поле им будет вновь противостоять КНПК, более сильная и подготовленная.

Общенациональная социал-демократическая партия. Созданная в конце 2006 году ОСДП – формально новичок в политических баталиях, однако во главе ее стоят "ветераны". Костяк партии составили беспартийные активисты блока "ЗСК", остатки РНПК, а также многие фигуры, ранее к оппозиции не примыкавшие. ОСДП в какой-то степени создавалась при нейтралитете Астаны, что позволило ей несколько укрепиться в организационном плане. Тот факт, что лидер ОСДП Жармахан Туякбай не так давно выступал в амплуа единого кандидата от оппозиции на президентских выборах (6,61% голосов), сравнительно недавно ушел из власти и до сих пор избегает слишком "острых углов" позволило ему привлечь в ряды сторонников партии тех протестных избирателей, кто не слишком симпатизировал прежним оппозиционным структурам и политикам. Присоединение к ОСДП бывших членов партии "Нагыз Ак Жол" позволяет серьезно расширить электоральную базу партии, ее финансовые и медийные возможности. Добавит голосов и возможное присоединение к партии и той части ДВК ("Алги"), которым надоело играть роль в массовки в олигархических игрищах. В целом, электорат ОСДП можно оценить в 7-9%, что позволяет ей пройти в состав нового Мажилиса. Вместе с тем, существует ряд проблем. Во-первых, часть оппозиционной прессы подвергла объединение резкой критике. Во-вторых, нехватка времени сужает возможности для использования эффекта слияния ОСДП и НАЖ. В-третьих, многие лидеры партии чересчур склонны к радикальной риторике и подталкивают ее актив к краю политического спектра, а это представляется тупиковым сценарием. Напротив, хотя бы ситуационное движение к центру при закреплении статуса "главной оппозиционной конструктивной партии" позволило бы ОСДП довести свой электорат до 10-15% (при нейтралитете других оппозиционных сил и удержании от раскола партии в выборный период – главной болезни оппозиционеров). Если же сторонникам Туякбая не удастся совершить такой маневр, то этот электорат может уйти в КНПК или в "Ауыл". Пока же особой политической активности ОСДП (кроме самого факта объединения) вообще не заметно.

Партия патриотов Казахстана. ППК возникла летом 2000 году вокруг депутата Мажилиса и экс-кандидата в президенты-1999 (4,61%) Гани Касымова. Лидер партии собственно и составлял практически весь ресурс партии; некоторую поддержку оказывают Республиканское общество охраны природы и Союз военнослужащих запаса. В 2004 году партия получила 0,55% (предпоследнее место), а сам Касымов, баллотируясь не по списку, а по одномандатному округу выборы вообще проиграл. Поражение, похоже, окончательно добило и без того карликовую партию, рейтинг которой находится очень близко к нулевой отметке.

Партия "Руханият". Эта партия возникла относительно недавно, но на базе существовавшей с 1995 года Партии возрождения Казахстана. (Причем лидеры "Руханията" так никогда не объяснили, зачем понадобилось создавать новую партию и закрывать старую). В 1990-95 гг. лидер партии Алтыншаш Джаганова была депутатом Верховного Совета, но в 1995 году не смогла пройти в 1-й Мажилис. В 1999 году ПВК получила 1,97% голосов (предпоследнее место), а в 2004 году "Руханият" финишировал последним (0,44%). Джаганова – политик достаточно харизматичный, несколько лет она работала в правительстве. Однако, у партии практически нет финансовых ресурсов, способных вывести ее хотя бы за рамки "статистической погрешности" при социологических опросах. Последняя по времени попытка найти спонсора закончилась конфузом – весной 2006 года сопредседателем партии стал скандально известный банкир Андрей Беляев, о чем "Руханият" старается не упоминать.

Таким образом, оценка партийных ресурсов (точнее, их отсутствия в большинстве случаев) позволяет предположить, что "Нур Отан" возьмет примерно 65-70%, ОСДП – 10-12%. КНПК, "Ак Жол", "Ауыл" – в группе риска, они могут получить от 3 до 6%, но на большее их собственных ресурсов не хватит. КПК, ППК и "Руханият" – явные аутсайдеры – их потолок 1-2%. Правящая партия будет стараться взять больше, административный ресурс будет помогать беспомощным сателлитам, оппозиция сражаться между собой, а мелкие партии громогласно заявлять о своем удовлетворении от выборного процесса.

При этом выборы будут проходить при полной пассивности электората и без какой-либо интриги. Собственно говоря, пассивность проявляют и сами партийцы, которые – повсеместно – не похожи на людей, готовых к политической борьбе за места в новом парламенте. Можно только позавидовать россиянам и украинцам, у которых также стартовали предвыборные кампании: в Москве и Киеве напряжение поддерживается хотя бы на уровне балаганного представления….

Объективно говоря, интрига все же присутствует – кто будет спикером и будет ли назначено новое правительство. Но собственно от предстоящих выборов это практически не зависит.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже